Мусульманка в поезде

В зимние каникулы мне посчастливилось поехать домой. Первый раз в хиджабе приехать в родной город – настоящее испытание, ведь не знаешь какой будет реакция родных, друзей, некоторые из них даже не знали о платке.

Казанский вокзал. Зал ожидания. Я сижу с друзьями, они меня провожают. В руках у меня билет в Новосибирск – российский город, где почти нет мусульман, тем более женщин в хиджабах. Даже не верится, что уже через пол часа я отправлюсь в путь, в конце которого, неизвестно, что меня ожидает. Но одно неизбежно – борьба между мнением людей и законами моей веры.

На часах 15:00. Вокзал быстро наполняется людьми. Проводы, встречи, слёзы, разлуки.  Шум и голоса людей уходят на второй план. Я начинаю слышать биение своего сердца. Волнение нарастает. Ребята рассказывают разные шутки, смеются… – «А давайте сфотографируемся», – предложила моя подруга, Лина. Отличная идея, я думаю, стоит запечатлеть такие моменты. Несколько кадров… раздается голос диспетчера «объявляется посадка на скорый поезд Адлер – Новосибирск». Сердце начинает бешено биться. Как? Уже?

С 2011 года, как минимум раз в год я отправлялась в небольшое путешествие, обычно до Казахстана и Киргизии. Но никогда так не волновалась перед дорогой. – «Всё ребят, идем, не хватало еще опоздать на поезд, с твоим «везением» это вполне вероятно»,- подшутив надо мной, мой друг взял чемоданы, и направился к выходу.

Платформа. Огромная железная вереница серых вагонов еще больше нагнетает обстановку. Проводники в своих черных зимних утепленных пальто с шапкой из дубленой овчины с кокардой, быстро проверяют билеты и поторапливают пассажиров к посадке. Одна из проводниц обращается к нам:

– Молодые люди, кто из вас едет?

– Я еду, – отвечая ей, от накопившегося волнения и неожиданности мой голос содрогнулся.

Она проверила мой билет, ребята занесли мои чемоданы в купе, и уже тогда я заметила весьма интересную реакцию пассажиров поезда на мой платок. «Давайте пока на улице постоим, чего тесниться в узком коридоре?»,- предложил мой друг, и мы вернулись на платформу.

Ребята как всегда шутили, с ними мне удалось забыться, получилось отвлечься от тяжелой вокзальной атмосферы, которая то и дело вгоняла в мысли о дороге, неизвестности и разлуке. Единственное, что радовало, это предстоящая встреча с мамой, но до нее ехать еще три дня, так долго. Но благодаря им перестала переживать и грустить…

– «Девушка, поезд не будет долго стоять, это вам не конечная станция!», – буркнула она не так резко, как мне показалось, но это стало последней каплей. В этот момент нервы окончательно сдают, и на глазах наворачиваются слезы. Я заплакала, не только из-за волнения перед предстоящим, по классике жанра, обстановка сделала свое дело. Вокзал, поезд, провожающие близкие люди, предстоящая разлука. Прекратились шутки, такая добрая грусть в глазах ребят и осознание того, что мы расстаемся на два месяца создает комок в горле. И окончательно добили крепкие объятия Лины, она обняла меня будто в последний раз, и я зарыдала.

– «Девушка! Через пять минут отправка!»,- опять ругается проводница. – «Ну всё, ребят, я пойду, и вы идите, замерзли совсем»,- еле выдавила из себя я сквозь слезы.

Собрав всю волю в кулаки, захожу в вагон… ох уж эти недоумевающие взгляды, вроде давно привыкла, но сейчас почему-то все не так, как обычно.

Захожу в купе. На нижних местах сидят две женщины. Одной лет тридцать, симпатичная, худенька девушка в джинсах, футболке, со светлыми волосами по плечи, на шее крестик и еще пара небольших подвесок с изображением Иисуса Христа. Это Ирина, увидев меня она радостно улыбнулась, будто долго мня ждала.

Другая женщина уже в возрасте, лет шестидесяти пяти. Первое что бросилось мне в глаза, это короткостриженые, крашенные в рыжий цвет волосы. На пухлых щеках небольшие серо-зеленые глаза и тонко выщипанные брови создавали вечно недовольный вид, что придавало грозности и без того тучной женщине.  «Это чё такое?» указывая на мой платок, озадаченно, и даже, недовольно спросила Светлана Николаевна, так звали тучную женщину. После этой фразы, я поняла, что трехдневная поездка обещает быть очень интересной.

Познакомившись, настала минута затишья. Эта минута длилась, как никогда, долго. Поезд тронулся, тишину прервали проводники, которые зашли, чтобы спросить у нас, нужно ли нам что-то.

Заправив постель, я решила перевязать платок, чтобы уже забраться на свое место и начать наслаждаться дорогой. За весь свой восьмилетний опыт путешествий, поездка на поезде привлекала меня больше всего. Стучащий звук колес, плавно покачивающийся поезд, чучух-чучух… чучух-чучух… ничем незаменимая, особенная атмосфера.

Закончив заправлять постельное бельё, я закрыла дверь на щеколду и начала перевязывать платок, увидев это, Светлана Николаевна выдала следующую, незабываемую фразу: «Вот сейчас снимешь эту штуку (имея ввиду платок), и больше никогда не надевай!», у меня не было ни сил, ни желания ей что-либо говорить, к тому же, всю неделю перед поездкой, я сдавала экзамены, трое суток без сна, а на поезд почти прямиком с пар, как говорят «с корабля на бал», только наоборот. Также я понимала, что столкнулась с такой личностью, которая не имеет ни малейшего понятия о религии, и я просто обязана правильно преподнести ей Ислам. Терпения мне…

На следующий день, я все-таки решилась спуститься и познакомиться поближе с соседями. Разговор за чашкой чая, обычно должен быть легким и непринужденным, но, конечно, не в нашем случае… Светлана Николаевна, как я заметила, очень прямолинейный человек. – «Тебя родители заставили надеть, ну этот вот, платок, или муж?!». Чем дальше заходил разговор, тем интереснее становилось. «А вам можно ходить на танцы, в клубы?», «А целоваться вам можно? Как так нельзя? Только мужа? Так ведь не интересно», «А алкоголь можно? А курить? И это нельзя?! Как же вы расслабляетесь?», после долгих безуспешных попыток объяснения того, что наше спокойствие обеспечивает наша вера, я нашла беспроигрышный аргумент «а мы и не напрягаемся», тема закрыта.

В еще больший ступор я ввела Светлану Николаевну, когда из предлагаемого меню выбрала вегетарианский обед. – «Ты что, еще и вегетарианка?!», я побоялась говорить ей, что по закону шариата, перед убийством курицы, нужно говорит «Аллаху Акбар», мне кажется, что это вызвало бы у нее неправильные ассоциации, поэтому сказала, что просто не хочу курицу, её ответ, почему-то меня не удивил. Она сказала: «А почему свинину не взяла?», но тут, впервые за два дня в разговор вмешивается Ирина, она и объяснила женщине о запрете этого мяса.

День третий. Ирина ночью сошла на своей станции, и мы остались наедине с тётей Светой, так она пожелала её звать. В последний день она была весьма дружелюбна ко мне. Правда причитала постоянно: «Такая девочка, такая хорошая девочка, и погубила себя религией этой». – «Почему погубила? Все наши ограничения, во благо. Что плохого в том, что мы не пьем, не курим, по клубам не ходим? Может вам и кажется, что нам много запрещают, но у мусульманки намного больше привилегий, чем у светской женщины». И последние несколько часов были посвящены разговорам о положении женщины в Исламе.

Это был очень интересный опыт, учитывая то, что я сама недавно в религии, и очень надеюсь, что я смогла показать Светлане Николаевне, красоту религии Ислам.

 

 

Наргиза Амруллаева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *