Как уберечь мотылька?

Мы обе были чужими в этом классе. И если я щетинилась, и не пытаясь влиться в коллектив, то она тянулась к каждому с распростертыми объятиями, даже когда ее отталкивали. Удивительное создание, по-детски непосредственное, искреннее, наивное

Ушлые девчонки довольно скоро поняли, что можно пользоваться безотказностью этой чудачки, и довольно успешно использовали это знание, не утруждая себя тем, чтобы хоть как-то завуалировать свое бесстыдное поведение.

Моему возмущению не было предела. Мне стало интересно: что побуждает человека терпеть подобное отношение к себе? Ответ на этот вопрос я нашла довольно скоро. Но еще скорее я поняла, что обрела друга. По крайней мере, мне так казалось.

Это был ребенок, жаждущий тепла и внимания, и готовый заплатить за это любую цену: как мотылек, она летела на свет горящей свечи, лишь бы быть согретой им. Я же сама не заметила, как стала для нее лампой.

Шло время. Я наблюдала как медленно, но верно преображалась моя подруга: уверенная походка, блеск в глазах и (о чудо!) прямая осанка. Наконец-то я увидела рядом с собой любознательную хохотушку, располагающую к себе особым своеобразием. Будто так было всегда и не могло быть иначе.

Довольно скоро наши пути разошлись: мы поступили в разные учебные заведения. Но это не мешало нам поддерживать связь. Более того, наши встречи стали еще теплее и желаннее.

Жизнь каждой из нас шла своим чередом: учеба, семья, друзья… Но чувство, что что-то не так не давало мне покоя. Ее будни были скрашены появлением молодого человека.

«Порадовалась бы за подругу!» – убеждала я себя. Порадовалась бы! Вот только вновь я вижу этот потерянный беззащитный взгляд.

– Он же не ценит тебя, понимаешь?

– Понимаю…

– Ведь ты большего достойна!

– И это понимаю…

– Так в чем же дело?

– Он рядом есть, и этого достаточно. Пусть не любит. Пусть пользуется – мне не жалко. Лишь бы рядом был. Лишь бы не одной.

Вот так, открытым текстом. Меня будто ледяной водой облили: я не смогла в ответ произнести ни звука. Мне было горько. Горько не от того, что все мои старания пропали зря, не от того, что из близкого человека вытягивают все, что только можно, а от того, что человек согласен на любые унижения, лишь бы не быть одному.

Выходит, что и я была вовсе не лампой, а фонарем. Да, фонарем, пучком света указывающим мотыльку путь во тьме.

Еще долгое время я корила себя за то, что не уберегла ее, не справилась, не смогла… А теперь, спустя время, понимаю: быть «мотыльком» – осознанный выбор человека. Быть ведомым – удобная позиция для того, кто не желает нести ответственность за свои решения и действия; терпение и вечно «закрытые» на все глаза –не такая уж и большая цена. А тут, как говорится, уже ничего не попишешь…

Динара Фазлиева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *