Нурәхмәт – Шакирд

Нурәхмәт

Аул Кошкуль был небольшим селением с чудным, татарским названием.
Со всех краёв аул окружали соединенные озёра (с тат. «куш» – соединенные, «күл» – озеро), полные птиц («кош» – птица).

Жили в птичье-озёрном ауле в основном татары, которые говорили по-татарски, но жили они на улицах с русскими названиями, на таких как: Кооперативная, Центральная или Степная.

Нурәхмәт же жил на улице Дачной, в настоящей избушке – халупке. Ему было за сорок, а может и за все пятьдесят, жены и детей у него не было, да и в целом родственников тоже. Семью ему заменили соседи: типичные татарские бабули в платках, которые в 80 лет ходили в лес собирать ягоды и зрелые женщины-домохозяйки.

Нурәхмәт представлял из себя рослого, лысеющего мужчину, не очень ухоженного, чем-то характером напоминающего главного героя фильма «Форрест Гамп», он был таким же добрым, простым и по-детски наивным.
Он максимально экономил на всем: питался он в основном «Ролтоном», шпротами, хлебом, шоколадной пастой «Белочка», курил самые дешёвые папиросы «Белморканал» и годами носил одну и ту же одежду, но несмотря на это, по пятницам он приносил детям с улицы Дачной конфеты и шоколадки «Alpen Gold», протягивал их со словами «Бугун җомга, хаирне ал» (“Сегодня пятница, бери угощение”, объясняя, что пятница – это тот день, когда нужно делать подарки и совершать хорошие дела.

Нурәхмәт жил в ужасных условиях: его деревянный дом давно уже покосился и прогнил, внутри него не было каких-либо удобств, кроме пружинистой кровати, печки и стола. Каждый вечер он заходил к соседям пообщаться, попить чай, посмотреть какую-нибудь передачу по «Первому» каналу.

От чего же он жил так бедно?

Финансы у нашего героя водились. Пособия, а потом еще и пенсию, он откладывал. Он хотел жениться! Он активно подыскивал себе молодую, хорошенькую жену.

Соседки над ним подтрунивали, вселяя надежду в то, что он еще «ничего», «охали», да вздыхали: «Эх, Нурәхмәт, вот если бы не было у меня мужа, я бы вышла за тебя…». Но деревенские женщины были ему не особо интересны, как одна они были уставшими от бесконечных дел по дому и хозяйству, они были насмешливыми, не было в них мягкости.

Другое же дело городские, стройные красотки на шпильках, со свежем маникюром, красивым макияжем, завитыми, блондинистыми волосами. Цепляла его не сколько внешность, хотя и это играло важную роль, он же все-таки мужчина, самое главное – они были лёгкими на подъём, интересными и заводными, будто они не обременены никакими заботами и проблемами. Красотки приезжали в деревню стабильно 2-3 раза в год, чтобы навестить своих матерей и встретиться с друзьями юности. Их приезд невозможно было пропустить: они встряхивали размеренную, сельскую жизнь, они врывались в нее на больших, новых иномарках, из открытых окон которых громко доносились Сердючка или “Modern talking”. Как же Нурәхмәт ждал эти дни, полные веселья и женского внимания.

Соседа они знали с детства, его влюбленность в них, конечно, вызывала умиление и улыбки, они его очень уважали: он был всегда желанным гостем на всех праздниках, часто его брали в лес на пикники. Нурәхмәт годами пытался к их покорить: угощал их деликатесами на вечеринках, и комплименты отвешивал, и напрямую говорил о своих чувствах, а они все смеялись да отшучивались, но обиду на них он не держал.

Шли годы, а мужчина так и оставался одинок…

Но вот, в один из своих визитов к бабуле, что жила напротив, он обнаружил, что ее внучка Алиса уже не выглядела как ребёнок, она стала молодой, фигуристой девушкой. Бесспорно она была красавицей: ее длинные волосы на солнце отливали медью, голубые, лисьи глаза лукаво смотрели на мир, а пухлые губы изгибала усмешка.

Он стал заходить к соседкам еще чаще, проявлял еще больше интереса к жизни Алисы, приносил ей шоколадки не только по пятницам, а чуть ли не каждый день. Сомнений не оставалось – она свела его с ума, он был влюблен!

Однажды в одном из разговоров ее мама поделилась, что Алиса очень любит вафли, может питаться только ими. Через час на их столе стояли пара-тройка кульков со свежими вафлями, которые девушка так любит. Не долго думая, родственницы Алисы смекнули, что ситуацию нужно брать в свои руки. Так, через некоторое время у девушки появился фен, микроволновка, блендер, а запасы любимой еды стабильно пополнялись. Взамен на подарки, мать Алисы давала ему обещания, что женится на девушке именно он, только школу дочь закончит.

С каждым месяцем «аппетиты» у семейки росли, вафель уже было недостаточно: “Кыш якынлаша, ә Алисәнең туннары юк, Нурәхмәт” («Близится зима, а у Алисы шубки нет, Нурәхмәт») – как то бросила «тёща». Вся улица наблюдала за происходящим, бабули гадали, насколько хватит терпения и средств у жениха. «Нурәхмәт, җитәр, алар сине акчасыз калдырырлар, бу кыз сиңа чыкмас» (“Нурәхмәт, хватит, они оставят тебя без денег, эта девушка не выйдет за тебя”) – пытались его вразумить, а сердце верить не хотело, отгонял он от себя дурные мысли.

Не прошло и недели, поступил новый запрос: “Алисәнең телефоны ватылды, ул яңасын карый”(«У Алисы сломался телефон, она новый присмотрела»), и слова бабуль всплыли перед глазами. Нурахмат перестал навещать Алису, он просто старался пережить этот момент и не думать о ней, о них, о их несостоявшейся семье.

Вскоре девушка поступила в техникум в районом посёлке и стала приезжать в родное село только по выходным. У нее появился молодой человек, а о своем ухажёре из соседнего двора и не вспоминала, даже когда грела обед в микроволновке.

Каждый год на их улице подрастали красавицы на любой вкус: и высокие, и миниатюрные, и с копной каштановых волос, и с русой косой до пояса, и смуглые, и розовощёкие – все милы настолько, что глаза разбегались, но Нурахмат уже не давал волю чувствам.

Когда ему было под шестьдесят, он решил отстроить красивый, теплый дом, как раз сбережений было достаточно. «Будет дом, появится и семья» – эта мысль грела его изнутри. Дом получился добротный, небольшой, с одной комнатой, но уютный. Что беспокоило его соседей, так это то, что он был напичкан пластиком, что снаружи, что внутри: потолок, окна, стены, дверь – можно сказать все. Он хорошо обставил дом: вместо пружинистой кровати место занял мягкий диван, вместо старого черно-белого телевизора встал современный и плоский со спутниковым телевидением, появилась даже микроволновка! Он был счастлив! Неужели спустя 60 лет его жизни, у него появился свой уютный угол, куда и не стыдно жену привести.

Через год он умер от сердечного приступа. Родственников у него не было, хоронили его соседи.

Фото: https://of-crimea.ru/plug/2018/07/lebedinoe-ozero-v-evpatorii.jpg

Диана Ишутина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *