Рамиль Насыбуллов: “По человеку можно увидеть не только особенности его характера, но и его способность к каллиграфии….”

Рамиль Насыбуллов – искусный хаттат (каллиграф) Казани, основатель Центра арабской каллиграфии при Российском исламском институте.

 – Каллиграфия – очень сложная наука. Как Вы пришли к её изучению и где обучались этому искусству?

– Мой путь к каллиграфическому искусству начался еще в школе, в возрасте 13-14 лет, с изучения татарской культуры и её сходства с китайской, изучения боевых искусств, таких как каратэ и ушу. Вообще китайская и татарская культуры во многом схожи, например, татарская музыка едина в своей основе с китайской, вьетнамской и корейской. Начиная с этого, я начал осваивать различные области нашей культуры: работа с металлом, древесное дело, каждую её область, в том числе и каллиграфию. Обучение этому искусству было самостоятельным и состояло из того, что вообще можно было найти, какие-то изображения в книгах и прочее. В 93-ем году я поступил в Турецкий лицей в Бугульме, где мою заинтересованность каллиграфией увидел один учитель. Он обучил меня основам, показывал и объяснял их. С этого начинается моё профессиональное обучение. После я учился в Турции в Стамбуле, где в 97-ом году получил иджазу (диплом) по всем классическим стилям (их 12-13). Первым учителем был Хасан Севиль, одну из своих иджаз я получил от доктора Махмат Рафиигый Киляжи, сейчас он преподаёт в Институте искусств Дж.Руми в Роттердаме.

Также у меня есть иджаза по захрафе, лучному делу, таслику (восточная орнаментация), абру (рисунки на воде).

Мечеть Ирек, г.Казань(орнамент-работа Р.Насыбуллова)

– Владеете ли Вы арабским языком?

– В процессе обучения я выучил турецкий и арабские языки, до определённой степени пришлось выучить также малазийский и индонезийский языки.

 – Существуют ли какие-либо требования к тем, кто хочет обучаться каллиграфии?

– Чтобы заниматься каллиграфией у человека должно быть большое желание и заинтересованность в обучении этому. Вообще, есть определённые требования (согласно имаму Аш-Шафи’и), которым должен соответствовать ученик: Зәкә (смышлёность), Хырс (большое желание), Иджтихат (усердие и труд), Нафака ( обеспечение, чтобы полностью быть занятым обучением), Устаз ( наличие хорошего учителя), Вакт ( свободное время, которое займёт учеба).

 – Обучаясь каллиграфии человек занимается письмом, влияет ли это на его почерк?

– Безусловно, занятия каллиграфией влияют на почерк человека. Так как в процессе обучения он будет перекладывать особенности стиля, который изучает на своё письмо. Вообще, почерк является отражением человека, то, как он пишет, говорит о его характере, который проявляется также во внешности и речи, манерах, поведении и движениях. Например, в каждом стиле есть свои нюансы, определённый угол наклона, расстояние между буквами, их округлость или заострённость, но при написании у каждого ученика будет получаться по-своему, потому что в хатте будут проявляться особенности их характеров. В почерке видна индивидуальность каждого человека, например, у кого-то наклон больше, у кого-то буквы округлые, у кого-то острые, проглядывается его мягкость или строгость.

Иджаза

 – Обязательно ли владеть арабским языком, чтобы быть искусным каллиграфом?

– Каллиграфия не языковая наука, но является неотъемлемой составной частью арабского языка. ‘Ильм уль-хатт (каллиграфия) специализируется именно на форме и написании букв, поэтому знание арабского языка не обязательно, но приветствуется, чтобы понимать что и как ты пишешь, где заканчивается слово и какой смысл оно несёт.

 – Это очень кропотливый труд, требующий большого усердия, многие ли ученики доходят до конца?

– Нет. Если в начале года на занятия приходят около пятидесяти человек, к концу года их становится меньше в пять раз, если не в 10.

– Изначально люди приходят исходя из своих представлений о каллиграфии, полагая, что это красиво и легко, но столкнувшись с тонкостями и теорией, кропотливым написанием каждой буковки и закорючки их пыл угасает и они бросают занятия. Талант, конечно, является хорошим и полезным бонусом к усердию и терпению ученика. Не смотря на это, не имея очевидного таланта, человек без творческого потенциала и не заинтересовался бы этой наукой. В большинстве своём это люди вдумчивые, с тонким душевным устройством, потому что это тонкая наука, где каждый завиток и точка имеют своё значение. Здесь важен не столько талант, сколько терпение и усердность человека/ученика.

 – Видно ли по человеку, есть у него какие-то каллиграфические задатки или нет? Можете ли Вы это определить?

– Я могу почувствовать человека, по нему можно увидеть не только особенности его характера, но и его способность к каллиграфии. Есть даже такая наука, ‘Ильм уль-кыяфа (психоаналитика, знание о внешности).

 – Какое применение находит каллиграфия в современном мире?

– На сегодняшний день каллиграфия (хатт) мало востребована и имеет достаточно узкое применение, по крайней мере в России. Используется при оформлении мечетей, книжных заголовков и логотипов. В исламских государствах и странах она более востребована и имеет широкое применение, так как является неотъемлемой частью их культуры и менталитета.

 – Что такое тугра и что она означает? Для каких личностей вы делали именные тугры?

Тугра В.В.Путина

– В широком смысле тугра – это герб, а в более узком – это нечто вроде именного герба, содержащего имя, титулы человека, каллиграфически вписанные в определённую форму. Обычно под тугрой подразумевают классические османские тугры. Я делал их для многих людей в России и не только, из около 40 и более. Особенностей и смыслов с точки зрения формы там нет, так как с прекращением существования Османской империи тугра перестала иметь какие-то значения и смыслы, кроме сбалансированной и красивой формы. Я делал тугры для Рустама Минниханова, В.Путина, Шаймиева, Медведева, также для президентов других стран, Рахмонова (Таджикистан), Алиева (Азербайджан), Бердымухамедова (Туркменистан), Мирзиёева (Узбекистан), для короля Саудовской Аравии и многих других.

 – В каких проектах и выставках Вы участвовали?

– Я принимал участие при проведении конкурсов по каллиграфии в Казани, выступал в качестве судьи. Мои работы были выставлены на некоторых выставках: в Кул Шарифе, Доме дружбы народов в Казани, в «музее искусств народов Востока» в Москве.

 – Чем Вы занимаетесь помимо каллиграфии?

– Вообще интересных мне областей много, например связанных с татарской культурой и историей. Меня интересует археология, занимаюсь теорией восточной музыки, восточными национальными костюмами, работа по дереву, металлу, восточными единоборствами, производством луков, изучаю медицину, но образование у меня по Дизайну.

 

Айгуль Ахмадишина, студентка 1 курса

кафедры журналистики.

Фото: (тугра)tatar-inform.ru,

Бизнес онлайн (мечеть Ирек),

instagram.com/islamicarchive

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *