Заколдованные столики

Драматический фильм 1975 года, несомненно, один из основных произведений польской школы кинематографа. Режиссер Януш Маевский обнажает «закулисье» работы в изысканном ресторане с помощью проблемы издевательств «бывалых» над новичками, что и по сей день делает неустаревающим и актуальным его главное творение.

Польско-чешский фильм, повествующий о внутренней «кухне» работы официанта в ресторане отеля. «Заколдованные столики» сумели убедить меня в том, что в некоторых ресторанах все бытует так, будто наблюдаешь за армейской дедовщиной — сюжет повествует о том, как старшие официанты унижают новичков, в основном по-свойски «наказывая» их (совершенно неаргументированно, нелепо) за любую оплошность: дают пощечины, пинают, всячески подставляют, тем самым удовлетворяя свою власть, ведь новенькие сотрудники у них фактически в рабском положении. Сложно себе представить подобные страсти в каком-нибудь ресторане, но ведь мир, как обычно, оказывается намного сложнее. Режиссер Маевский, с легкой подачи автора повести-первоисточника, Хенрика Ворцеля, приоткрывает завесу тайны, трансформируя проблему издевательств в коллективе в добротный классический сюжет о том, как каждому, кто унижает людей слабее себя, в конечном счете, воздастся по заслугам. По заслугам и сполна.

Главного героя зовут Роман Борычко, между собой коллеги зовут его Ромеком. Он — деревенский мальчишка, от простого официанта, терпящего унижения, становится главным старшим официантом, однако впоследствии сталкивается с тем, что когда-то пришлось переживать самому на своей шкуре — издевательство над подопечным. К тому же, бедный Ромек становится участником денежных махинаций, из-за чего вынужден проститься со своей возлюбленной. Тут-то его мягкий характер окончательно не выдерживает: он уходит с поста, до которого добираются десятилетиями. Хочется, конечно, добавить, что это первый просмотренный мною фильм с участием Марека Кондрата и Романа Скамене — их тандем просто волшебен. Низкий рост Скамене (всего 160 сантиметров!) отнюдь не мешает зрителю возвышать его персонажа среди остальных официантов с не самым приятным характером, поэтому отдельно хотелось бы сказать и о личности Фрица. Фриц — молодой человек (не особо понятно, чех он, немец ли, потому что у чехов есть и немецкие имена, да и говорит он с акцентом), работает дольше Ромека, но никак не может стать официантом, несмотря на давнюю мечту, поэтому он занимает место бармена. Кротость, мягкотелость, доброжелательность — это вообще те качества, которыми наделены сразу оба героя, что Роман, что Фриц (сразу же берущийся помогать новоприбывшему коллеге и вскоре распивающим с ним барного алкоголя), вот только последний с этого страдает больше: после провала экзаменов по специальности келлера (старшего официанта) «чех-немец» режет себе вены, а после выписки с последующим увольнением пускается во все тяжкие. Они оба — два сапога пара, но Фриц в отличии от главного героя просто забитый человек, забитый, но не зачерствелый и не теряющий человечности. Оба явно не созданы для жесточайшей конкуренции не то чтобы в самом отеле, но и даже между собой — слишком уж они, как говорится, хороши для лицемерного мира «Пацифика».

История об издевательствах более опытных сотрудников ресторана, работа которых как бы должна быть примером для новоприбывших, разворачивающаяся в декорациях роскошного отеля, с первого взгляда кажется простой, но, естественно, все здесь совершенно не так, и разворачиваются тут такие драмы, что мама не горюй. Обычной бытовухой тут уж и в помине не пахнет. Не зря фильм имеет двойное название: по-чешски оно звучит как “Двойной мир отеля «Пацифик»”, что уже намекает зрителю о смысловой нагрузке фильма. Великолепная отделка ресторана — лишь декорации, в которых, если можно так выразиться, Луне приходится приоткрывать свою «обратную сторону», и в этом можно убедиться, сравнив два идентичных друг другу эпизода: в самом начале, во время прибытия Ромека в ресторан, когда на его глазах яростно вышвыривают на улицу одного из официантов, а также финальный эпизод, в котором уже сам Марек покидает стены отеля — ну и какое уважение можно ожидать в таком отеле? Старшие официанты, обхаживая капризных посетителей, мастерски ведут двойную игру, ведь за их улыбками скрывается подлость и нечеловеческая жажда к злотым — такие ничтожные образы в лице коррупционера Альбина, без угрызения совести прикарманившего себе часть денег, выделенные Ромеку на официантскую форму, Хенека, готового терпеть любое унижение ради того, чтобы получить звание келлера, Форнальского, вообще не соблюдающего субординацию по отношению к главному герою и при любой возможности готовый его хорошенько отлупить, — вот такие вот ничтожные образы воссозданы отличной игрой Романа Вильгельми, Михала Павлицкого — иконами польской школы кино, — и чешского актера Мартина Грона. Кстати говоря, Роману Вильгельми за роль Форнальского была выдана премия в качестве лучшего актера на Фестивале польского кино в Гданьске. Совершенно заслужено. Форнальский вышел отвратительным, и мог бы по этой отвратительности посоперничать с Альбином. Кажется, что тут, исключая Ромека и Фрица, нет ни одного положительного персонажа, чего стоит поведение владельца отеля во время новогоднего бала, или Паулины, укравшей из кассы деньги, и лично мне еще финал показался справедливым и естественным. Посетители упиваются лучшим алкоголем, наслаждаются лучшими закусками, а за дверями главного зала царит такая напряженная атмосфера цинизма и лицемерия, что лучше сразу уносить ноги. Действие происходит где-то в 30-х годах, и как-то сложно принять, что всего через несколько лет начнется Вторая мировая — интересно, как бы функционировал ресторан в эти страшные годы? Обслуживал бы немецких офицеров? Этот вопрос, конечно, остается открытым, а пока отель вместе с рестораном продолжают жить своей обычной жизнью, ведь пока они еще ни о чем не догадываются. У них разворачивается своя борьба, и пусть не такая страшная, как на фронте, но любой бы не выдержал, я считаю, отношений, которые в «Пацифике» считаются абсолютной нормой.

«Пацифик» — это место, в котором запрещено любое адекватное, человеческое отношение к окружающим, запрещена любовь. Поэтому сразу становится понятным, что ни Фриц, ни Роман этой глупой системы выдержать не смогут. Перед увольнением Ромек встречает лучшего друга выжившим, но опустившимся, а тот предлагает главному герою отправиться в горы. Открытая концовка — уход Ромека, — оставляет за собой естественное заключение: «надеемся, он отправился навстречу своему другу, и они отправятся в горный трактир». Для них продолжать работу в отеле было бы дурацкой игрой. Жесточайшей пыткой. Герои чисты душой и сердцем, и судьба просто обязана была свести их в этой кромешной тьме. Фильм ведь кончается не только уходом Борычко, но и логичными завершениями историй других персонажей — всё в итоге обязательно становится на свое место.

«…Столики» смело можно назвать фильмом-притчей, в котором главные герои не утратили своей человечности в жестокой борьбе за место главного келлера в окружающем их антураже величественного зала с его приятной музыкой. Каждый герой здесь представлен в виде клишированного, но вместе с тем сказочного образа, как будто смотришь какой-то поучительный фильм. Ромек (милейший персонаж, наверное, во всем фильме не только из-за своего характера, но и из-за внешности Кондрата) — один из тех приторно-сахарных персонажей, за эволюцией которого приятно наблюдать — мы проходим его путь до взлета с трепетным волнением, а взлет этот выражается даже не в том, кем ему удалось стать спустя многочисленные унижения, а в том, с какой смелостью он бросает престижную должность, не желая мириться с творящимся в отеле произволом, на который все закрывают глаза, лишь бы не потерять свое место. Хочешь, как говорится, продвинуться по карьерной лестнице — забудь о том, что ты когда-то был человеком.

Однозначно стоит посмотреть этот фильм. Это эстетически совершенное, оттого и приятное глазу кино — несомненно, один из шедевров польско-чешского кинематографа. Музыка композитора Ежи Матушкевича (который, кстати, написал музыку к лучшей комедии о Второй мировой войне, «Приключениям Канонира Доласа») успешно погружает в атмосферу чопорного ресторана, а костюмы и декорации жилых и ванных комнат, кухни, прямо-таки с головой окунают зрителя в эпоху 30-х.

 

Švarc

Источник фото: IMDb.com, fototeka.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *