Четверг, 30 мая, 2024
ЗарисовкаИсповедь

Дворы большого города

Поздний вечер. Из открытого окна веет приближающимся летом. Желание выйти, подышать подняло с кровати и в мгновение ока выпроводило за порог уютной квартиры.

Моя любовь к таким прогулкам зародилась лет в пятнадцать, когда мы с друзьями собирались маленькой компанией и бродили по улицам Казани. Нам ничего не стоило дойти до центра и, вдоволь налюбовавшись лепниной национальной библиотеки, по дамбе вернуться на родные «квартала». Вот только кто-то доходил, а кто-то искал более безопасные способы оказаться дома, ведь местами здесь и по сей день не закончились 90-е. Из всей компании к первым относились только мы с другом: мы были знакомы со многими в этих краях, а потому и бояться нам было особо нечего.

Вот и сейчас уверенно подхожу к его подъезду, набираю номер квартиры и… сбрасываю. Почему-то до сих пор не могу привыкнуть к тому, что  мы уже окончили школу и по праву считаемся студентами: я – казанского, он – московского института. Развернувшись, плетусь к старой скрипучей качельке под тополем, который помнит нас еще малышами.

Когда-то мы мечтали, что станем взрослыми, начнем самостоятельную жизнь, полную вседозволенности и вседоступности, будем сами себе хозяевами и, непременно, будем счастливы. Вот и настали те времена, когда можно всё. Однако жизнь в ритме большого города диктует свои правила. И если ты хочешь жить, то должен вертеться: стараться, пытаться, рваться, падать и вновь подниматься с колен… Здесь нет места пустым мечтам. Хочешь – добейся. Иначе не ной.

От той светлой дружбы остались лишь редкие телефонные звонки посреди ночи.

Вот она – «взрослая жизнь» – груз ответственности и тоска по искренности.

Теперь по-настоящему желанны простые человеческие радости: провести вечер с семьей, обнять близкого человека, отдохнуть на природе от суеты, в то время, как каждый день напоминает предыдущий, одна неделя похожа на другую, и так месяц за месяцем… А среди них растворяются детские мечты о тонне мороженого…

В больших городах одиноко. Среди миллионов людей не найти Человека –  настоящего, живого, чувствующего и понимающего. Каждый замкнут в своем мирке. Каждый заперт в порочном круге «Дом – Работа – Дом». В мире, где нет места прекрасному. Где щебетание птиц и шелест деревьев замещены синтетическими звуками. Где колыхание душистых трав стало жертвой аккуратно подстриженных газонов. Здесь гигантами кажутся не сосны, а тридцатиэтажные высотки. Понятие любви заменено суррогатом – животной страстью. И если присмотреться, то мы, дети этих трущоб, похожи на зверей, рыскающих по каменным джунглям, уставшие от всего, холодные и пустые

Но если еще есть эта земля, пропитанная воспоминаниями, есть этот тополь, видевший и слезы, и смех детворы, есть все так же скрипящие качели, то есть и мы. Настоящие, живые, чувствующие и понимающие. Все те же мечтатели. Щетинящиеся по привычке, но ранимые внутри.

И совсем скоро отварится эта железная  дверь. На глазах выступят слезы. Тишину двора перебьет заливистый смех.

Каменные коробки перестанут быть столь безобразными. А город хищников станет столицей возможностей и перспектив.

Ночная прохлада пронизывает тело. Где – то вдалеке сияют звезды, и поневоле с уст слетают слова Экзюпери: «Хотел бы я знать, зачем звезды светятся. Наверное, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою».

 

                                                                                                       Динара Фазлиева