Среда, 21 февраля, 2024
АналитикаИнтервьюРелигия

Подвиг первого имама Пестречинского района

Строительство центральной мечети Пестречинского района всё еще продолжается и уже видно, как выстраиваются стены первого этажа. Дела идут в гору, результат на лицо и видно, что с прошлого раза процесс строительства не останавливался. Совсем недавно я писала об истории строительства этой мечети и тогда мне посчастливилось познакомится с тем, кто является основателем этого строительства, с тем, без кого это строительство и не началось бы, с тем, кто всем сердцем все эти 30 лет переживал за будущее мусульманского общества в Пестречинском районе и 20 лет вкладывал душу в постройку данной мечети. Нельзя не рассказать об этом человеке, так как он внес фундаментальный вклад в данное дело, причем в прямом смысле этого слова. Вагиз хазрат Гатин. Решила встретится с ним в Пестречинской мечети, договорились о встрече. До этого мы беседовали только по телефону и звучный, складный хазратский голос уже давал возможность иметь представление об этом человеке. Хазрат разговаривал только на литературном татарском, параллельно задавая вопросы и мне, спрашивая знаю ли я перевод, значение этого слова, то есть понимаю ли я его. Сама же, до встречи, я представляла обычного деревенского дедушку, муллу, седого, и даже возможно с тростью, но довольно энергичного и весьма добродушного. Обычно такие дедушек любят дети, и не оставляют его в покое, пока тот не расскажет интересную историю или не угостит ягодами или конфетами. Ну в одном я не прогадала точно, энергичности и активности хазрата можно позавидовать.

22 июня. Иду к мечети, одновременно рассматриваю новую, еще только возвышающуюся, насчитала пятерых строителей, которые под палящим солнцем укладывали желтые кирпичи вокруг будущих окон. Очень порадовалась, что строительство не стоит на месте. Вспомнила прошлую статью и представила как сильно радуется человек, который 20 лет добивается того, чтобы в районе был достойный дом Всевышнего.

Пришла заранее в предвкушении встречи с основателем этого «мероприятия». Зашел мужчина, в длинной белой рубашке лет 30, я поздоровалась и первое, что пришло в голову «неужели?». Ошиблась. Продолжила перебирать вопросы, которые так хотелось задать. Очень аккуратно открылась входная дверь и так же аккуратно захлопнулась. И вот, у входа мужчина средних лет в маске звонко здоровается со мной и я вижу, как появляются морщинки вокруг глаз. Эти глаза продолжались «улыбаться» на протяжении всей беседы, временами совсем закрываясь от искреннего смеха. «Я прочитаю суннат-намаз, Вы не против?» – обращается ко мне. Киваю, жду. Далее Вагиз хазрат выходит из главного зала и с горящими глазами заявляет, показывая пальцем в окно: «Нурия, сенлем (с татарского: сестренка), видишь, видишь парни из Арска сколько уже работы сделали? Работа-то кипит!». Тогда я задалась вопросом, неужели во всем Пестречинском районе не нашлось людей, готовых помочь со строительством. Невозможно поспорить с тем, что это показатель  силы мусульманской уммы на этой территории, хотя, если сказать точнее отсутствие этой силы, наверное лучше сказать, сплоченности.

Хазрат аккуратно усаживается напротив и раскладывает на столе стопки фотографий. «Я бы хотела поговорить с Вами о вашей жизни» – говорю. Прошу рассказать о себе с самого начала. Вагиз хазрат Гатин родом из Черемшанского района, деревни Кармышево. Родился 22 июня 1957 года. Удивительно, мы встретились с ним на его 63-х летие. Ну нет. Сложно поверить, что мужчине передо мной 63. Хазрат выглядит достаточно молодо для своих лет. Я бы подумала, что ему 50, ну максимум 55. И ведь его ничего не выдает. Далее с его слов. Вагиз Фатыхович из многодетной семьи, у него 9 братьев и 2 сестры. «Мой папа родился в февральскую революцию, в такой переходный момент. Они с моей матерью родились в непростое время и остались без образования. После революции, естественно, о религиозных знаниях вообще речи не было». – рассказывает хазрат о своих родителях.

Прошу его вспомнить самое светлое воспоминание из детства и Вагиз хазрат, смотря куда-то  в даль, очень по доброму улыбаясь и немного понизив голос вспоминает: «Помню звуки сенокоса, лес, восход солнца, как папа и братья косили на рассвете сено, как они точили свои косы, помню звенящие звуки, когда от влажности от росы сено косилось с очень резким звоном. Папа с раннего утра брал нас с братьями на сенокос. Мы там строили шалаши, папа делал чай с чабрецом, с костяникой и ягодами, и мы готовили супы. Очень приятные воспоминания!» – с теплотой вспоминает Вагиз хазрат. Далее воспоминания о дедушках. Дедушка с маминой стороны, Вафа хазрат, учился в медресе Тайсуган, в Альметьевском районе, там же в свое время получал знания Ризаитдин Фахретдин, муфтий ЦДУМ.

И снова светлые воспоминания: «Тогда Гариф Губэй выпустил книгу «Секреты Корана». После того, как дедушка услышал об этой книге, я помню как он со злостью стучал тростью по полу и ругал: «Разве человек, который пошел против религии, против Всевышнего, тот, кто защищал идеи партии и перевернул Куръан, разве это человек?»­. У хазрата снова появляются следы от смеха вокруг глаз.

«А ещё, в 1968, когда мамин младший брат Габдулбари работал парторгом (председатель партийной организации), регулярно приглашал Минтимера Шаймиева, тогда министра мелиорации,  на обед в гости. И Минтимер Шаймиев всегда с интересом беседовал с моим дедушкой». При ответе на мой вопрос, хазрат всегда повторял «бабаем» (с татарского: мой дедушка), подтверждая свою любовь к родному человеку.

После спрашиваю о своей семье. Вагиз Фатыхович после прохождения армии в городе Мурманск попадает в министерство внутренних дел в городе Казань. В бюро трудоустройства его определяют контролером в детскую колонию. Его обещают устроить на учебу. Но только с помощью своих усилий, Вагиз Фатыхович добивается того, чтобы его устроили в школу МВД в Уфе. Потом уже его переводят в колонию строгого режима в Пестречинский район, в деревню Пановка. И 10 лет хазрат работает там секретарем комсомола.

«Я всегда был бунтарём, а таких не любят», – говорит он и снова улыбается.

Там он познакомится с Рамзией Гасимовной, учительницей в вечерней сменной школе. И вот они уже 40 лет вместе. В 1985 году родился их старший сын Ильшат, через 6 лет младший сын Мухаммад.

«Я никогда не перечил родительскому слову. Говорю это и для смеха и как есть на самом деле, я очень любил девушек, часто влюблялся, но никогда не выбирал плохих девушек. Однажды ко мне подошли с просьбой о совете при выборе супруги. Хочу сказать, что жена должна уметь накрывать стол, чисто мыть полы, стирать бельё, следить за внешним видом своего мужа и начинать дела упоминая имя Всевышнего. Если у мужчины есть такая жена, то он определенно счастливый муж. Я очень благодарен родителям своей жены, моя жена никогда меня не подводила в этом плане. Но у моей жены есть одна плохая черта. Она никогда не просила у меня денег, никогда не упрекала в размере моей зарплаты, более того, в первое время она зарабатывала больше меня и всю эту зарплату отдавала мне».

Вагиз Фатихович, рассказывая о родителях, упоминает, что они никогда не оставляли намаз. Несмотря на то, что они не имели образования, они умели совершать намаз и знали молитвы. До распада Советского Союза и после, до того, как построили мечеть, мужчины собирались в отцовском доме и совершали коллективный намаз. Мама всегда учила бережно и с уважением относится к девушкам.

Сейчас Вагиз Фатыхович имеет звание майора. «Так как я был религиозным человеком, мы с заключенными организовывали молельные комнаты в камерах, мы совершали там вместе намаз. Еще тогда, мы вместе с парнями из Нурлата мечтали, чтобы в деревне построили мечеть. И вот, через пару месяцев планируют открыть новую мечеть в русской деревне Пановка. Какая радость, теперь там есть указатели и люди проезжающие мимо деревни могут совершить молитву. Если бы кто-то, 30 лет назад сказал, что в деревне будут 2 мечети, и одна из них на зоне, никто бы ему не поверил».

Хазрат 30 лет занимается религиозной деятельностью в Пестречинском районе. В 90-х годах по собственному желанию уходит с работы и полностью окунается в религию. Тогда он усиленно занимается поиском земель для мечетей, и ищет средства для постройки. «Вся республика кипела, люди массово приходили к религии, а в нашем районе было очень тихо. Ни мечети, ни хазрата. Никто этим не занимался и народ так не тянулся. Тогда я решил взять это на себя», – объясняет Вагиз Фатыхович.

Напомню о том, как возрождалась религия в Пестречинском районе.

Вагиз хазрат является первым имамом Пестречинской мечети. Именно он в 1998 выпросил землю на строительство мечети в селе. Вагиз хазрат с особым трепетом рассказывает об этой мечети. «По распоряжению председателя сел.совета Фазыла Нургалеева, я собрал 100 подписей. Тогда главой района был Хабибуллин, он выдал мне землю в 50 соток». А муфтий Равиль хазрат Гайнутдин вместе с арабскими спонсорами выделили сумму на строительство мечети. В конечном итоге в 1999 году был заложен фундамент, который сейчас реставрируют. В это же время была построена временная деревянная мечеть, которая служит жителям района вот уже 20 лет. Михраб у нее отсутствует, так как она должна была функционировать как дом хазрата. После этого Равиль хазрат предлагал финансовую помощь, но глава района, на тот момент уже Насибуллин, отказался, объясняя это тем, что район со строительством справится сам.

Вместе с тем, хазрат параллельно занимался строительством мечетей в деревнях, за пределами районного центра. Одна из них мечеть в Осиновском поселке Пестречинского района, имамом которого является он сам.

«Хазрат должен иметь сверхзнания, как религиозные, так и мирские. Ему должно быть присуще такое качество, как чистоплотность. Его прямая обязанность распространять знания, просвещать народ. Он должен умело вести политику мечети! И я жалею лишь об одном. Я не получил в свое время достаточно знаний. На сегодняшний день татарская умма страдает раздробленностью, до распада СССР, весь татарский народ дышал в унисон, а сейчас очень остро стоит проблема этой раздробленности, вместо того чтобы заниматься объединением, молодых людей отсылают заграницу и получается еще бОльшая неупорядоченность», – делится хазрат переживаниями. Тут хазрат приспускает маску к подбородку и уже показывает на фотографии, объясняя, что там происходит. И снова мысль, что этот человек не выглядит на свой возраст. Здесь можно сказать, что Всевышний одарил его лицо нуром (светом) за его заслуги перед уммой.

Спрашиваю его, не опускались ли его руки, когда ему вновь и вновь отказывали в финансировании, или подставляли с бумагами, не думал ли он оставить всё. Он задумчиво улыбнулся и протяжно сказал «нееет, такое в голову и не приходило».

После нашей беседы, меня овладело любопытство узнать, что думает о Вагизе Фатыховиче хазрат Пестречинской центральной мечети Аббас Шляпошников. «Гатин Вагиз хазрат является первым мухтасибом Пестречинского района. Он сделал очень много полезного для мусульман Пестречинского района. В его время открывались мечети, выделялась земля для мечетей. Я хочу выразить огромную благодарность, Вагиз хазрату, за проделанную работу, пусть Всевышний сохранит его в добром здравии и так же ведет его прямым путём. Спасибо», – говорит Аббас хазрат.

Согласитесь, о многих людях, которые вносят безмерный вклад в развитие своего народа, в развитие общества, мы не то, что вспоминаем, мы и не знаем этих людей. Наверняка в Пестречинском районе есть мусульмане, которые и не подозревают,  какой путь прошел хазрат мечети Осиновского посёлка, для того, чтобы ислам в этом районе существовал и имел возможность распространения. Считаю, что умма должна знать о таких бескорыстных людях, как Вагиз хазрат Гатин.

Нурия Баязитова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *