اقرأ – Шакирд

اقرأ

В воспитании своем я обязана 7 людям, один из них дедушка по отцовской линии Бузанаков Надир Асхатович.[1]

 

Я, совсем еще маленькая девочка, лет 3-5, лежу на кровати у әби. Темная комната. Ожидание. Перевожу взгляд. В гостиной тоже не горит свет. Но я вижу лакированный блестящий от лампы Ильича шкаф. На шкафу том до сих пор кладезь или тайная комната, где остался обитать «нерушимый» Советский союз. Откуда свет? Это в прихожей горит. Әби обычно всегда оставляла свет. Этот свет ожидал бабама. Он поздно возвращается с работы в 8 –10 часов. Отворяется дверь, выключается лампочка, где-то еще копошится бабам. Он заходит к нам в комнату.  И тут начинается погружение в сказочный мир. Бабам не просто рассказывал сказки, он обязательно изображал, это было всегда очень смешно. Я до сих пор помню, как он скорчил свое лицо и показал Ниф-Нифа. Сказки всегда повествовались на татарском языке.  Бабам постоянно щекотал нас. Сказка заканчивалась громкой моралью, а мы всегда просили продолжения: «Укы! Укы!».[2]

***

Я осторожно захожу на кухню, чтобы Фаузия әби налила мне чай, усаживаюсь на мягкие стулья. Напротив меня в синей рубашке сидит бабам, кушает суп обязательно с крупной головкой лука и хлебом. Позже он сделает себе черный-черный чай, настолько крепкий, что, выпив его пробегают миллионы мурашек, и скорчивается во все стороны лицо, а потом можно взбодриться на 2 суток вперед. Я немного побаиваюсь бабама, поэтому веду себя тихо и прилично. Не разговариваю, не смеюсь за столом, не болтаю ногами. Я смотрю на свой чай, перевожу взгляд на окошко, откуда мощным потоком льется солнечный свет.

На подоконнике у бабама цветут интересные цветы, двухъярусным строем расположились горшки, некоторые растения уместились даже на полу. Он у нас еще и садовод. В мае у него уже появляются хрустящие огурчики на подоконнике, что всегда вызывало удивление и восторг у односельчан.

«Бабамыгыз сезне кыярлар белән сыйлыйдыр инде?»[3] – спрашивали меня прохожие на улице.  Растениями он занимался всегда сам. Это приносило ему удовольствие.  У него настоящий сад! Большущий огород обсажен с одной стороны горящими по осень рябинами, с другой стороны черемухами, с двух сторон растет колючий крыжовник. По одну сторону черная смородина, ирга, калина, барбарис, голубика и малина. Во дворе возвысился американский клен и многое другое.  Его арбузы и дыни вкуснее и сочнее магазинных, хоть и размером с мячик. Лука больше всего посажено бывало. У бабама несколько участков земель, в основном, это для заготовки сена. Есть одно огромное поле размером в 24 га. Необъятный участок в 3,5 км от дома. В июне собираем там крупную и спелую землянику, а в июле открывается сезон сена. Дедушка молча не работает, особенно если придут на помощь его браться – весело и быстро работается.

Если бы несколько лет назад вы приехали к нему в гости, то обнаружили бы здоровых лошадей и коров. Он очень сильно любит животных. Особенно лошадей и верблюдов. Но верблюдов у него никогда не было. Я помню у него было много лошадей, не все имена запомнились, но Ахмарка и Йолдыз на слуху. Он постоянно чистил лошадей, расчесывал им гриву. Животные были ухоженными. Когда мы пасли коров, я видела, как он палкой чешет спину чужой корове. «Они это любят,» – говорит бабам. В 2015 у әби разболелись руки, ей тяжело стало доить коров. Но ничего, что это женское дело, бабам помогал и доил корову сам. Он всегда разговаривает с животными и растениями, а иногда и необычным голосом, делает его тоньше и мягче, таким голосом он часто разговаривает с детьми и со мной, когда я была ребенком.

Однажды я застала спор бабама с одним человеком, упорно доказывающим свою правоту. Бабам выслушал его точку зрения, но потом полил аргументами и метко ответил: «Я показываю тебе на Луну, а ты смотришь на мой палец». Сразу переполнила гордость, что это мой дедушка и может запросто без труда обыграть оппонента. У него можно многому поучиться. Всю свою жизнь: от беззаботного возраста до старческого – был самоучкой.

Он часто рассказывал мне и брату, как он с листочком бумаги выходил к своей бабушке Гәнниҗәләт и изучал арабский алфавит и основы ислама. В Советское время религия была под запретом, было очень тяжело изучать самостоятельно ислам, поэтому он узнавал все от своей бабушки.

Учился бабам на отлично. Был очень любознательным и старательным учеником… Сейчас я понимаю, какой большой и упорный труд проделал, поражаюсь его знаниям, начитанности и его огромному словарному запасу. Я восхищаюсь меткости его фраз. Когда слушаешь бабама, то ты обязательно встретишь литературный троп, его речь не обходится без афоризмов, пословиц, поговорок и фразеологизмов. Работал он киномехаником и художественным деятелем в Починковском ДК. По турпутевке посетил Египет, Грецию, Кипр, Сирию Мальту, Турцию…

А когда был в Сирии нашел, а затем купил Священный Коран. Тайком перевез его через границу. А чтобы в аэропорту Коран не конфисковали – спрятал. На Родине могли за это даже посадить. Приехав, показал Книгу своей бабушке. Она взяла в руки и начала читать, но дед удивился: почему она читает Коран вниз головой? Она плохо видела, но знала суры наизусть.

Он отовсюду высасывал знания. Изучает лингвистику, этнографию, религиоведение, историю, медицину, флору, фауну и множество других наук.

Он свободно владеет 3 языками: татарским, удмуртским и русским. В школе изучал немецкий язык. И знаком с английским, испанским, арабским.

Я стояла во дворе и бабам строго сказал мне: «Русча идә сөйләшмә! Без -татарлар. Безнең үз телебез, үз мәдәниятебез бар! Бик начар бер тел белү».[4] Во многом этому отношению способствовала угнетающая и уничтожающая индивидуальность, национальную культуру советская власть. У него нет ничего необоснованного в действиях и поступках. Я была еще маленькая, но запомнила эту идею. Эти слова звучали грозно. Даже сейчас при разговоре с ним я тщательно взвешиваю слова, обдумываю вопросы и ответы заранее. Тем более он очень много высказывался и выступал насчет национального самосознания, он поднимал татарский дух в людях. Дома у меня язык не повернется говорить на русском. И сама я заразилась его идеей.

Сейчас комната бабама пустеет.[5] Если я бываю у бабушки, то сплю в его комнате. Часто бывало зайдешь с вопросом к бабаму, а он лежит у себя на кровати, включив лампу, надев очки с толстой линзой, читая очередную книгу. В его книгах миллион закладок, миллионы пометок карандашом, красным карандашом, красной ручкой, текстовыделителем. Так он выделял важную информацию для себя. У него осталось несметное количество книг. В основном это религиозная, историческая и татарская литература. Сейчас эти книги просто так лежат, поэтому некоторые из них я забрала для своего развития.

***

Когда мне было 8-9 лет, мой друг подошел и сказал мне: «Смотрю, какой-то дедушка модный и крутой стоит в джинсах и в наушниках на остановке. А потом пригляделся и узнал твоего деда».

А в 8 классе я лежала в больнице, меня приехал проведать Надир бабам, занес продуктов. Когда он ушел, то врач сказала, что я похожа на отца. Я отрицательно мотаю головой: «Это не папа, это мой дедушка». Врач очень поразилась этому ответу. «Молодой у тебя дедушка, хорошо сохранился.» Тогда ему было 62.

Да, бабам у меня отличается от бабушек и дедушек. Он молод для своего возраста. Сейчас ему 67, хоть и плоховато слышит. Но он молод не только потому, что он легко разбирается в интернете, не только потому что может общаться, используя современные слова в нужном контексте, не потому что у деревенского старика стоит дома компьютер с wi-fi. Нет. Он до сих пор работает, Слава Богу, сил у него хватает. Он хочет это делать, потому что осознает свою пользу и помощь, и нужность. Теперь он дежурный имам в Центральной Ижевской мечети.

Он первый научил меня Корану. Вместе с ним я изучала арабский, хадисы, суры, таджвид.

Мы сидели в мечети. Он подходил к стене и говорил: «Чтобы научиться правильно произносить этот звук нас в Мухаммадие учили так,» – бабам подходит спиной к стене и начинает слегка ударяться о нее. Он открывает рот, и из него выходит тот самый сложный звук, так получается даже ярче и отчетливее.

У меня бабам в мечети имамом работал с 2004 по 2016. Я немного помню его пятничные проповеди. Знаю, что они отличались красноречием, остроумием, богатой художественной образной лексикой. Это было не однообразие. Это были хорошие ораторские выступления. Но обличительные проповеди. Я в основном на каникулах только мечеть посещала.[6] Он сам по себе был человек прямолинейным. Его даже побаиваются, но относятся с уважением.

Почему Надир Асхатович решил стать имамом? Вот его слова: “Ислам – фундаментальный класс культуры, вся наша культура движется на исламе. В 1987 организовали татарско-общесвтенную организацию “Ватан”[7], на основе добровольности и свободного членства, объединенная на платформе общих интересов всего населения района. Люди ждали возврата к своим корням. Не было специалистов по исламу, т.к. господствующая идеология СССР не оставляла места для развития национальной культуры. Тогда воспитывали нового советского человека, лишенного национального самосознания. Людям это не нравилось. Религия была под запретом. Тысячелетняя литература татар была написана на основе арабской графики. Эти годы были ознаменованы ростом национального самосознания. Так в Доме Культуры собирались люди всех возрастов изучали арабскую графику, свою историю, культуру. И поэтому возникла необходимость специалиста по исламу. Народ попросил выучиться меня. ” Вскоре Надир Асхатович окончил Казанское высшее мусульманское медресе “Мухаммадия” по специальности “Исламский шариат и арабский язык”, получил квалификацию “имам-хатыб”. Он дал начальное духовное образование своему сыну, Рустаму Бузанакову и Арасланову Рахмаю. В январе 2000 года бы принято решение строительства Починковской мечети. Руководителем которой был назначен Бузанаков Надир Асхатович. Летом 2000 года был заложен фундамент, а в 2004 году воздвигнут полумесяц, тем самым ознаменовав окончание строительства мечети. В 2008 году открыли медресе. Так же в 2004 году Надир Асхатович отправился в Хадж. Ему очень повезло, потому что такого в Юкаменском районе уже не было несколько лет. Надир Асхатович о ценности религии: “Целостная философская система всеобъемлющего мировоззрения дает ответы на все вопросы бытия, а также о будущем человека после смерти, знания всего этого дают человеку умиротворенность, цель жизни, спокойствие и чувство защищенности. Никакое другое учение мировоззрения этого дать не может. Поэтому, депрессия так широко распространена в обществе. Верующий человек живет в гармонии с природой, с самим собой и спокоен за свое будущее, благодарен за сегодняшний день. Именно этого не хватает атеистам.
Я получил базовые знания атеиста. Во многом объяснило, что это неправильные суждения. Я получил от Бога, все то, что я просил… Я хотел служить в Германии и получил это. Я хотел стать связистом, выучиться азбуке Морзе и познал это. Я хотел жениться и иметь мальчиков, и Он мне это дал.
Один раз когда твой папа был еще маленький он принес еду, когда я пас овец. Он ушел домой. Но ангелы продиктовали: «Иди, проведай сына!” Это было внушение. Я бросил овец, и пошел искать Рустама.
Я нашел его в яме. Мы еле-еле выбрались. И буквально в это время приехал бульдозер и зарыл эту яму.
А вот второй случай. Нет денег. Тяжелое время. Не было отпуска. И снова возникло странное чувство, внушение. «Иди, проведай у дяди сына Мингарайа”. Он жил в Перми. Мингарай Хисматович тоже был имамом. Он сказал:” Надир станет имамом. И когда я умру, пусть похоронит меня”. Я поехал в Пермь. Приехав, я узнал, что он умер за два часа до моего приезда.”

Но зачем? Зачем бабам уехал в Ижевск? В который раз я спрашиваю себя. Его не хватает моей семье, моим оставшимся 5 сестрам (Слава Богу, мне посчастливилось получить воспитание от него), его не хватает мне.

Своими догадками я пришла к такому выводу: 16 лет работы в мечети: организовал стройку, возился с документами, вел пятничные и ежедневные молитвы, никяхи, похороны, медресе, читал проповеди. Имам в деревне — это же бесплатная работа, так скажем, благотворительность. Это и не была его цель. Он хотел, чтобы люди изменились, устыдились, поменяли свое мышление. Столько сил внести в односельчан.  Но многим, это, как оказалось, не нужно. Люди даже с одного бока на другой не хотят перевернуться. Неблагодарность со стороны односельчан. А то и даже одни языком почешут и поклевещут. Критика к деятелям была всегда. Это такая закономерность.

А когда я в Глазове училась в педагогическом институте, несколько преподавателей догадывались, что я его внучка, не знаю, как это работает, честно, город немаленький. И они вспоминают встречи с ним, как он на них когда-то повлиял… И в своих рассказах, они восхищаются им, тем, хотя бы как он искусно доносит информацию до людей. Поражаются большим умом и начитанностью. Выходит, что за пределами работу лучше видят, как Есенин писал: «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье.»

Я все еще продолжаю общение с дедом, когда еду в Казань, то останавливаюсь в Ижевске, чтоб проведать его. Бабам отправляет мне интересные книги. Я пишу ему по WhatsApp посоветоваться с разными вопросами, особенно когда пишу на разного рода материалы, он точно поможет и придумает что-то интересное. Так и работаем с детских лет, вот мне скоро и 20 стукнет. Он все также одаряет нас новыми знаниями. Спустя время появляются совершенно иные темы для разговоров. От этого получаешь дополнительную энергию, открываются новые двери, чувствуешь невидимую связь и понимаешь, что эти знания на вес золота, что эти знания никто из людей тебе больше не даст.

На мой вопрос «Почему не пишешь книгу, хотя бы краеведение?» Нет ответа… А потом: «Кому она нужна».

 

[1] В своем очерке буду часто называть его бабам.

[2] (тат.) Почитай! Почитай!

[3] (тат.) Вас, наверное, бабам уже огурцами угощает?

[4] (тат.) Не смей разговаривать на русском дома.! Мы татары! У нас свой язык, своя культура! Знать один язык очень плохо!

[5] С 2016 года переехал в Ижевск – столица Удмуртской республики

[6] Речь идет о пятнице

[7] Одна из первых национальных организаций в республике.

Лейла Бузанакова, студентка журналистики, 2 курс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *