Пятница, 12 апреля, 2024
Новости

Звезды заметно потускнели

Несмотря на то, что премьера «Маленького принца» состоялась 8 июля 2016 года, спектакль значится в афише ТЮЗа и по сей день. Справедливо ли будет считать, что постановка как и прежде актуальна?

«Маленький принц» — спектакль по одноименному произведению Антуана де Сент-Экзюпери. Туфан Имамутдинов, определяет ее жанр как «сказку-притчу для семейного просмотра». Очень простое и доступное определение от режиссера, известного своей самобытностью, в связи с которой зрителю его иногда бывает трудно понять и принять. Однако, все правильно — эта история простая, и сложностей в ее понимании возникать не должно.

После премьеры, большинство зрителей разделяло восторг постановкой. У спектакля была грандиозная форма. Однако чуть слабее было ее содержание. Стало очевидно, что мотивация первой исполнительницы Маленького принца, Елены Качиашвили, была проработана недостаточно, что прямым образом сказалось на игре, — Маленький принц был только внешне. С наделанной странностью, искусственно-беззаботным смехом, вынужденным интересом к встречающимся ему жителям планет, но внутренне не мотивированный, — что явилось тогда главным упущением режиссера. Актрисе необходимо было обрести внешние изобразительные средства, поработав себя изнутри. 

Недостаток осмысленности в действиях актрисы был не единственным, но, пожалуй, главным угловатым моментом постановки, потому что Маленький принц — это нить повествования. Как же обстоят дела сейчас: была ли проработка слабых моментов?

Планеты на сцене

Сценография Лилии Имамутдиновой пришлась большинству зрителей по душе, — в чем успех?

Значительную часть сценического пространства в спектакле занимает фанерная стена, заслоняющая собой всю площадку, и оставляющая на перемещение актерам только авансцену. В центре стены располагается большое круглое отверстие — оно будет главным и практически единственным местом метаморфоз сцены.

В основном отверстие в стене необходимо для последовательного монтажа планет, по которым путешествует Маленький принц. Иногда туда устанавливается пропеллер от самолета Летчика. Также круг — это область, куда проецируется визуальная составляющая.

От спектакля не стоит ждать динамичного действия на сцене. Эта сказка, как и полагается притче, течет неспешно. Путешествия Маленького принца происходят по-прежнему бесхитростно. Почти с равным интервалом времени планеты сменяют друг друга: на сцене гаснет свет, звучит лирическая музыка, на заднике зажигаются звезды-фонарики. Павел Густов, играющий Летчика, поднимает на руки актрису, исполняющую роль Маленького принца, — сейчас его играет Валишина Гузель, — и осторожно носит ее от кулисы к кулисе, — возникает ощущение полета Принца. Таким образом и проходит весь спектакль.

Переход со скрипом

Значит, зрителю остается наслаждаться содержанием — сказочной атмосферой, диалогами героев и легкостью повествования? В задумке, наверное так оно и есть. Однако легкость можно наблюдать только в том, как гибнет камерная и теплая атмосфера сказки от грубости действия. Это касается как сценического мусора (посреди полета Маленького принца, в переходе между сценами, мы слышим дребезжание и удары об стену стыкующихся декораций планет, — слышно даже сквозь звучащую музыку), так и игры актеров, — ее трудно идентифицировать. Это не “традиционная”, тюзовская. Но и не та, более гибкая, азартная и живая, что мы привыкли видеть в новых постановках («Зимняя сказка для взрослых», «Приглашение на кАЗнь»)

Снова заметны все те же упущения, по которым делались замечания ранее. Актеры стараются быть нарочито “сказочными”. Конечно, возможно, им ставят именно такую задачу. Однако, вместе с тем, создается впечатление, что артистам не комфортно на сцене. Местами скучно — что выражается в заметном ожидании перехода к следующей сцене. Нельзя утверждать, что здесь актерам хочется поскорее доиграть спектакль. Но и о проживании материала, со внутренним включением в действие речи не идет. То, что актерам некомфортно на сцене в этой постановке можно понять вспомнив с ними другие спектакли, где игра, в сравнение, идет более свободно. Хотя казалось бы, детский спектакль.

Завораживает?

Стоит также сказать немного и о зрителе. За несколько просмотров постановки, получилось заметить, что аудитория у нее — школьники 5–8-х классов, которых группой привели на спектакль их преподаватели.

Сами ребята мало заинтересованы в просмотре спектакля, что становится понятно спустя 20 минут с самого его начала: учащиеся достают телефоны или начинают слаженно перешептываться со своими одноклассниками. Это явление распространяется по всему залу, и уже спустя 40 минут слышен глухой гул накрывающий все ряды. 

С разговорами не способны справиться даже учителя. Поначалу они предпринимают попытки унять своих учеников, но к середине спектакля становятся к разговорам детей абсолютно безразличны. Некоторые из преподавателей также как и их ученики предпочитают постановке телефон. Возникает вопрос: в чем была мотивация приходить на спектакль?

Для справедливости стоит сказать, что среди зрителей есть и те, кто приходит с родителями, на по-настоящему семейный просмотр. Но таких единицы, подавляющее же большинство — согнанные школьники, основное предназначение которых на спектакле, вероятно — сделать кассу постановке.

Поэтому, если учесть то, как внимательно зритель смотрит постановку, а актеры “держат” действием зал, можно сказать, что актуальность спектакля несколько потерялась.

«Маленький принц» среди других постановок Туфана Имамутдинова не выделялся как лучший или, наоборот, худший спектакль. Он был справедливо неплохим, симпатичным и перспективным. Однако, как можно заключить, без должного режиссерского внимания работа теряет не только в потенциале, но и в прежнем уровне.

Автор: Юрий Блинов, 2 курс

Источник фото: kazan-tuz.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *