Воскресенье, 23 июня, 2024
Литературное творчество

ПЛОДЫ ДОБРОДЕТЕЛИ

Получив известие о смерти матери, Равиль Махмутович, бросив все дела, стал собираться в дорогу.  «Когда же мы виделись в последний раз?» – напрягая память пытался вспомнить он, лихорадочно упаковывая чемодан. «Ах, да… Я навещал ее в праздник Курбан-байрам, значит со дня нашей  последней встречи прошло уже больше двух месяцев…».

Мать Равиля эфенди жила в деревне одна. Дочь ее умерла еще в младенческом возрасте,  поэтому сын был для нее единственной надежной опорой. Но ввиду большой занятости (Равиль Махмутович работал заместителем руководителя крупной нефтяной компании) он не имел возможности навещать свою мать так часто, как хотелось бы. И вот… мама умерла… Сожаление – через край, но что поделаешь? Теперь остается лишь выполнить свой последний сыновний долг – проводить родительницу в последний путь…

Выехав рано утром, Равиль эфенди уже ближе к полудню был на месте. К его приезду соседи успели вызвать (как это полагается в подобных случаях) участкового полицейского, получили справку о смерти. Теперь осталось лишь похоронитьмать по мусульманскому обряду, а для этого нужно было обратиться к местному мулле. Так как до этого Равилю Махмутовичу не приходилось иметь дела с деревенским имамом, он расспросил о нем у соседей.

– А-а!.. Нурфат что ли? – с некоторым пренебрежением ответил сосед. – Езжайте в автосервис, он там!

Узнав, что автосервис находится на окраине соседней деревни, Махмут эфенди сел в свою роскошную иномарку и отправился в указанном направлении. «Что ж, жизнь есть жизнь, и у имамов ломаются машины» –рассуждал он в пути, надеясь, что ремонт не затянется надолго и сегодня мать будет предана земле как и полагается – по всем канонам ислама…

Автомастерская располагалась в небольшом ангаре  при въезде в соседнее село. Открыв железную дверь,  поприветствовавшую его визгливым скрипом, Равиль Махмутович оказался в небольшом помещении, в котором недалеко друг от друга стояли два автомобиля. Никого не было. И только приглядевшись, Равиль эфенди заметил сапоги, торчащие из-под одной машины.Предупредительно  кашлянув, он как бы дал знать о себе, но так как ответа не последовало, громко спросил:

– Есть кто-нибудь?

Проигнорировав вопрос, слесарь молча продолжал свою работу. Это несколько разозлило Равиля Махмутовича, поэтому на этот раз он поддал носком своего начищенного до блеска ботинка в грязный сапог лежащего под машиной мужчины и уже грубо сказал:

– Ты чего – глухой?

– Ну, чего надо? – раздраженно отозвался, наконец, невидимый слесарь.

– Я ищу Нурфатхазрата, имама мечети. Мне сказали, что он здесь!

– Ну я Нурфатхазрат, чего вам?

Оторопев от услышанного, Равиль эфенди несколько секунд стоял в замешательстве, но потом растерянным тоном проговорил:

– Так это вы… А где мастер?

– Так я и есть мастер! – бойко ответил мужчина, продолжая стучать гаечным ключом.

– Так вот ведь какое дело… Мать у меня умерла… Надо бы похоронить…

– А-а! Маулидаапа что ли? – прокричал из-под машины хазрат. – Слышал… Так вы обратитесь к Захидуабый, он смотритель кладбища, поможет!

– А молитвы как положено кто прочитает?

– Та-ак… Вот с этим сложнее… Но… попробуйте обратиться к Хасану бабаю!

– А вы сами, хазрат – не придете? – недоумевая спросил гость.

– А мне некогда! Видите – у меня две машины стоят?

Услышав этот ответ, Равиль Махмутович не на шутку рассердился.

– А ну вылезай сейчас же! – возмущенно прошипел он, и вдруг, не осознавая до конца свои действия, схватил «слесаря» за ноги и волоком вытащил его из-под машины.

– Эй-ей! Полегче! – прокричал слесарь-хазрат, пытаясь остановить гостя. Но куда там – протерев рабочей спецовкой бетонный пол, ремонтник выполз из-под машины и тут же вскочив на ноги воскликнул:

– Но-но! Руки тут распускать не надо! Я же Вам сказал – у меня срочная работа, до вечера нужно обе машины починить!

Взглянув на внезапно появившегося имама, Равиль Махмутович остолбенел: перед ним предстал мужчина с перепачканным мазутом лицом, одетый в грязную спецовку, в кепке набекрень и кирзовых сапогах. В этом неприглядном, неопрятном образе мулла никак не просматривался, тем не менее Равиль эфенди строгим голосом спросил:

– А обязанности муллы? Это что – не работа?

– Возможно и работа, – отряхивая с себя пыль, ответил имам. – Только вот за нее мне никто не платит. Вот и приходится трудиться в этой мастерской.

– Вот что, –сказал Равиль Махмутович не допускающим возражений тоном. – Давай переоденься, приведи себя в порядок, поедем сейчас на моей машине домой и похороним мою мать. Думаю, много времени это не займет: отвезу и привезу обратно. А по пути заодно и поговорим…

В дороге помощник нефтяного магната узнал, что Нурфатхазрату 47 лет, что у него четверо детей, а обязанности имама стал исполнять 5 лет назад – после того, как прежний пожилой мулла обрел вечный покой. Как раз в это время Нурфат закончил заочное отделение Казанского медресе «Мухаммадия», поэтому прихожане мечети и предложили ему стать имамом. Хотя и понимал, что это очень ответственная должность, все же согласился, так как в деревне другой кандидатуры просто не было. Вначале работал с энтузиазмом, но долго ли так продержишься? Все-таки семья, детей надо поднимать: старшие студенты, младшие – школьники… Поэтому параллельно продолжал заниматься ремонтом машин и сельскохозяйственной техники, а дело это серьезное, требующее времени и кропотливого труда. Вот и «завяз», как говорится, в мирском… В первое время в мечети намаз читался ежедневно, потом – лишь раз в неделю, по пятницам.Поэтому мечеть и стоит сейчас целую неделю «сиротой»: на азана, ни коллективных намазов, а об организации курсов по основам ислама и говорить не приходится – куда там, времени на это вовсе нет…

Слушая имама, Равиль Махмутович, нахмурив брови, молчал. Молчал он и во время похорон, но обратил внимание на то, что хазрат очень красиво читал Коран, обратился к собравшимся с содержательной, проникновенной проповедью, уверенно провел заупокойную молитву дженаза и прочитал заключительную дуа так искренне, так душевно, что у многих навернулись слезы на глаза. «А ведь толковый мулла!» – подумал Равиль эфенди, ну а по завершениюдженаза, после раздачи милостыни – садака, обратившись к имаму,сказал:

– Ну спасибо тебе, хазрат. Всё провел как полагается, уверенно, очень грамотно. Большая просьба: меджлис посвященный третьему дню проведи, пожалуйста, сам. Сейчас мне нужно уехать, но на меджлис я, Алла бирса, приеду. Так как родственников здесь у меня нет, организацию этого мероприятия хотел бы поручить вам, поэтому оставляю вот эти деньги. Из них половину возьмешь себе, на остальное купите все необходимое.

К этому моменту Нурфатхазрат уже знал, с кем имеет дело, поэтому возражать не стал. А когда потом посмотрел на деньги, оставленные Равилем Махмутовичем, удивлению его не было предела: это была огромная сумма, половина которой намного превышала его месячную зарплату в автосервисе…

Коранический меджлис, посвященный третьему дню со дня похорон Маулидыапы прошел очень организованно. По окончании Равиль Махмутович вышел проводить имама и предложил подвести его домой. В машине он снова поблагодарил хазрата, а у ворот его дома между ними состоялся серьезный разговор…

– Вот что я тебе скажу, хазрат, – начал Равиль эфенди. – Бросай ты свой автосервис и конкретно принимайся за работу имама. И для села, и для тебя самого эта работа и нужнее, и важнее.

– Так я бы с удовольствием, но ведь…

– Понимаю, – перебил гость имама. – Ситуацию твою я понял ещё в день похорон матери. Именно поэтому я посоветовался с нашим генеральным директором и мы пришли к такому общему мнению: зарплату тебе мы будем выплачивать сами, также берем на себя расходы, связанные с ремонтом мечети и с организацией необходимых мероприятий. Твоя задача – вести работу на должном уровне…

…Вот так в деревне началась новая жизнь. Равиль Махмутович подарил мечети новую усилительную аппаратуру, поэтому азан, 5 раз в день оповещающий о начале намаза, стал слышен не только в селе, но и за его пределами. Видя свет в окнах мечети,совершающие намаз старики и ребята-подростки  стали приходить на коллективный намаз.  В начале осени Нурфатхазрат организовал курсы по изучению основ ислама, а первым мероприятием, организованным в приходе, стал праздник, посвященный дню рождения пророка Мухаммада (мир ему) «Маулид ан-Наби».

Вообще, это ведь только со стороны кажется, что у имама работы почти нет. На самом деле, помимо проведения Пятничного джумга-намаза и коллективных намазов  в мечети, имаму приходится проводить религиозные обряды по случаям рождения ребенка (имянаречение), никах, проводов в посдедний путь умерших односельчан (дженаза), участвовать в коранических меджлисах, выступать с проповедями, обучать основам ислама, заботиться о содержании и ремонте мечети, следить за порядком на кладбище, ездить на собрания имамов и различные мероприятия в райцентр… И несмотря на такую загруженность, многие имамы сейчас работают бесплатно… Хорошо, если имам пенсионер, а как быть более молодым? Именно из-за финансовых трудностей имамы непенсионного возраста вынуждены работать: кто-то слесарем, кто-то охранником; некоторые открывают свое дело и погружаются в него с головой, по причине чего на дела духовные у них не остается ни времени, ни сил.

Нашему хазрату, можно сказать, повезло, так как расходы по его зарплате взял на себя крупный нефтяник. Но как быть остальным? Есть ли пути решения данной проблемы?

Общеизвестно, что в нефтяной отрасли страны «крутятся» не миллионы, а миллиарды. И возможно, для нефтемагнатов нашей республики (вкупе с государством) совсем не затруднительно найти 100 – 150 миллионов в год для того, чтобы выплачивать молодым имамам хотя бы 20-25 тысяч  рублей в месяц.

Возможно, в Духовном управлении мусульман РТ создать Фонд поддержки религиозных деятелей (молодых имамов) с привлечением крупных предприятий, предпринимателей, тех же нефтемагнатов…

Проблему финансирования деятельности религиозных деятелей вполне возможно решить и на уровне районного центра: ведь в каждом районе есть крупные промышленные предприятия. Каждое из них могло бы взять на себя содержание 2-3 небольших деревенских приходов и обеспечить зарплатой имамов деревень, входящих в данный сельско-хозяйственный производственный кооператив (СХПК).

Известно, что в советское время на предприятиях велась культурно-просветительская работа, существовали Красные уголки, так как руководители понимали, что рабочие должны получать духовное и идеологическое воспитание. Так посредством культуры сплачивали коллектив, и с этой целью каждое предприятие содержало 2-3 специалистов, ответственных за нравственно-культурное воспитание. В этом смысле имам сейчас – это очень важная фигура. Это личность, которая может оказывать позитивное воздействие на духовно-нравственное состояние жителей села. Успешно работающий  имам – это залог того, что жители вверенного ему населенного пункта в нравственном отношении будут здоровы. Нет сомнения в том, что непьющие, ведущие здоровый образ жизни работники для любой агрофирмы гораздо ценнее тех, которые поступают наоборот. Кроме того имам необходим и просто для нормальной жизнедеятельности села: ведь это человек, который принимает непосредственное участие в жизни практически каждой семьи: читает никах, дает имя детям, утешает больных, провожает в последний путь умерших… Многие из нас нуждаются в его добром, мудром совете…

Так как же понимать сложившуюся у нас ситуацию, при которой до имамов,по сути, никому нет дела,и чтобы как-то свести концы с концами они вынуждены работать на тракторе, сторожить ферму или ремонтировать односельчанам  их машины?Разве это нормально?

…В один из солнечных летних дней, во время завтрака жена Равиля Махмутовича напомнила ему, что в ближайшее воскресенье исполняется год со дня смерти его матери.

– Да-да, хорошо, что напомнила, –  поблагодарил он ее. – Нужно будет позвонить Нурфатхазрату и попросить его организовать меджлис. И конечно же, вместе с тобой поехать в выходные в деревню…

Подъезжая к деревне Равиль Махмутович с женой услышали азан на полуденный намаз. Голос муэдзина звучал мягко, красиво и как-то задушевно… Оставив жену хозяйничать в доме матери, Равиль эфенди поехал к мечети с намерением увидеть имама. Выйдя из машины и взглянув на молельный дом, он был приятно удивлен: после ремонта здание стало настолько красивым и привлекательным, что просто радовался глаз. По окончании молитвы из мечети стали выходить люди. Увидев среди них статного мужчину в чалме и чапане, Равиль Махмутович только внимательно приглядевшись узнал в нем Нурфатхазрата. В этот момент перед его глазами мимолетным видением прошел образ того перепачканного мазутом автослесаря, которого он выволок из-под машины. А сейчас перед ним стоял уже настоящий мулла: с опрятной бородкой, в соответствующем одеянии, а главное – ссчастливой, сияющей улыбкой. Вслед за стариками из мечети с радостными возгласами выбежала детвора: мальчишки в тюбетейках и девочки в платочках. При их виде на глаза Равиля эфенди навернулись слезы. Это были слезы радости – радости от того, что ему посчастливилось воочию увидеть плоды своей добродетели, сладость которых он ощутил сейчас и если пожелает Аллах, ощутит и в мире вечном…

Фото: https://art16.ru/gallery2/v/tatarstan/po-tukaevskim-mestam/dsc00150.jpg.html?g2_imageViewsIndex=1

Зилия Курамшина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *