«Сколько жен в самый раз – три или одна?» – плюсы и минусы современного многоженства

 

Наверное, мало какой из моментов исламской религиозной практики вызывает в наше время столько споров, возражений, непонимания и недоумения, как разрешение мужчине иметь до четырех жен единовременно. Многие мужчины – особенно те, кто плохо себе представляет всю сложность и ответственность этого вопроса – обычно выступают горячими защитниками этой практики. Женщины – наоборот, чаще бывают против многоженства.

Что говорит о многоженстве исламская религия, в чем плюсы и достоинства полигамии; только ли мусульмане являются многоженцами; каково отношение к этой практике в современном российском обществе – обо всем этом мы, с дозволения Аллаха, поговорим далее.

Далее хотелось бы кратко затронуть эту проблему – что говорится о многоженстве в религиозных источниках ислама, какой смысл оно имело, как выглядит современное многоженство.

Что говорит о многоженстве наша религия?

Для начала отметим, что иметь не одну жену дозволил мужчине Сам Всевышний Аллах. В Священном Коране говорится об этом:

«Женитесь на тех, что приятны вам, женщинах – на двух, (или) на трёх, (или) на четырёх» (4, 3).

Однако, многие забывают о продолжении аята:

«А если боитесь, что не будете справедливы (между несколькими жёнами), то ограничьтесь одной».

То есть, главным условием дозволенности многоженства является справедливое и равное отношение ко всем женам.

Под равным отношением к женам исламские ученые подразумевают равное обеспечение жильем (у каждой жены должно быть отдельное), питанием, одеждой, равное содержание детей (сколько бы их не родилось) и иными вещами по мере необходимости – лекарствами, допустим, во время болезни. Также мужчина обязан проводить с каждой женой равное количество времени – день у одной, день у другой. Если он делает подарки, то следует делать всем одинаковые – либо на одинаковую сумму денег. Каждой из жен следует уделять равное внимание – к примеру, если муж взял одну семью на прогулку в парк или сводил в кафе, то подобное внимание нужно оказать и другой семье.

В Коране также признается невозможность соблюдать справедливость в отношении чувств ко всем женам:

«Вы никогда не сможете быть [в отношении ваших чувств] справедливы к нескольким женам, даже если очень постараетесь» (Св. Коран, 4:129).

То есть, во всем, что касается чувств, мужчина всегда будет пристрастен – какая-то жена будет более любимой, чем другие, но во всяком случае, он должен соблюдать равенство во всем, что касается материальной стороны вопроса.

В пророческом хадисе делается строгое предупреждение подобным мужчинам, которые не соблюдают права жен:

«У кого было две жены, а он склонился только к одной из них, тот предстанет в Судный день лишенный части своего тела!»

Желающие иметь несколько жен часто ссылаются на практику Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), у которого, действительно было 9 – или по некоторым источникам, – 11 жен. Однако, они забывают, что мужем многих жен он стал уже под конец жизни, а все свои молодые годы он провел, будучи мужем одной единственной женщины – своей жены Хадиджи (да будет доволен ей Аллах), которая была его намного старше. Так что, можно сказать, что наш Пророк (мир ему и благословение) являет собой образец не только справедливого отношения ко многим женам, но и верного и преданного мужа одной жены. Исламские источники сообщают, что он хранил память о первой жене Хадидже до конца жизни – его молодая жена Аиша (да будет доволен ей Аллах) рассказывала, что не ревновала мужа ни к одной из жен так, как к памяти покойной Хадиджи. Также, следует отметить, что почти все жены Пророка (мир ему и благословение) – кроме Аиши – были вдовами, а некоторые имели детей от предыдущих браков, так что брак с ними часто был актом милосердия, желанием поддержать женщину, которая осталась одна.

Таким образом, исламский шариат, хотя и признает дозволенность многоженства, но не считает его обязательным – поскольку это огромная ответственность для мужчины.

Многоженство в других культурах

Следует отметить, что, хотя многие люди считают мусульманскую религию единственной, где разрешается многоженство, однако полигамия практиковалась во многих местах Земли – она сохранилась у многих народов Африки, например. Славяне до принятия христианства также допускали многобрачие (согласно летописям, у князя Владимира, при котором Русь стала христианской – было семь или восемь жен разных национальностей, а также 800 наложниц). В средневековых Китае и Японии мужчина мог иметь только одну официальную жену, но сколько угодно наложниц – сожительство с которыми также оформлялось специальным контрактом.

О дозволенности практики многоженства говорится в предыдущих Писаниях христиан и иудеев – в Ветхом Завете Библии. В качестве первого многоженца, в Библии упоминается человек по имени Ламех – восьмой потомок Адама, отец пророка Ноя, мир ему: «Ламех взял себе двух жён». (книга Бытие, 4:19).

В Законе Моисея дается подробное указание мужчине, если у него больше одной жены: «Если у кого будут две жены – одна любимая, а другая нелюбимая, и как любимая, так и нелюбимая родят ему сыновей, и первенцем будет сын нелюбимой…» (книга Второзаконие, 21:15).

У пророка Моисея (Мусы, мир ему) было две жены. У царя и пророка Давида (Дауда, мир ему) было пять жен, но больше всего жен, согласно Библии, имел царь Соломон (пророк Сулейман, мир ему) – имевший 700 жен и 300 наложниц.

Согласно библейским преданиям, вторую жену мужчина чаще всего брал, если первая жена не могла иметь детей – так, к примеру, пророк Авраам (Ибрагим, мир ему), взял в жены Агарь (Хаджар), после того, как его первая жена Сара не смогла родить ему ребенка. Пророк Иаков (Якуб, мир ему), помимо двух жен – Лии и Рахили, также жил с двумя их служанками, на которых ему предложили жениться сами его жены, когда они по каким-то причинам переставали рожать.

Современное христианство отказалось от этой практики еще в античные времена, поскольку христианство начало распространяться у народов Римской империи, где такого обычая не было. Многие исследователи считают, что запрет на многоженство в христианстве сложился под влиянием римской морали – поскольку в Новом завете Библии не говорится ничего о запрете этой практики.

Полигамия сохранилась только в христианской секте мормонов – возникшей в Соединенных штатах в 30-40-е годы 19 века. У основателя этой секты Джозефа Смита было – по разным источникам – от 28 до 33 жен, а его преемник Бригам Янг вообще был «чемпионом» по количеству спутниц жизни – их у него насчитывалось около 55 человек! Следует сказать, что в наше время почти все мормоны запретили у себя полигамию, ее практикуют только отдельные общины.

Преимущества многоженства

Как и всякое действие, которое установлено Всевышним, полигамия имеет свои плюсы и достоинства:

Если в обществе складывается такая ситуация, что мужчин по каким-то причинам меньше, чем женщин, одинокие женщины и вдовы имеют шанс найти себе мужа и защитника, и создать полноценную семью. Подобная ситуация часто складывалась в древнее время, когда народы часто воевали между собой, так что мужчин в обществе всегда было меньше, чем женщин – и многие женщины оставались вдовами.

Многоженство помогает мужчине защитить себя от прелюбодеяния, незаконных связей – если он, по каким-то причинам, вынужден подолгу жить вне дома (у него сезонная работа, к примеру).

Многоженство способствует увеличению потомства и повышению рождаемости – хотя не во всех случаях.

В чем сложность практики полигамии?

В многих странах – в частности, в России и других республиках бывшего СССР, в странах Европы и Америки – многоженство официально не узаконено, так что вторая и следующие жены мужчины будут перед законом не женами, а лишь сожительницами. Они не имеют права на наследство мужа в случае его смерти и на обеспечение детей в случае развода. Таким образом, принцип равенства всех жен здесь нарушается изначально.

Практика полигамии требует от мужчины большой ответственности и тщательного соблюдения прав всех своих супруг. Чтобы обеспечить несколько семей, ему придется много работать – а значит, в семьях его будут видеть не часто, что помешает ему полноценно общаться с женами и участвовать в воспитании своих детей.

Для женщин такая практика тяжела тем, что большинство женщин склонны к ревности, так что мужчине придется все время находиться «между двух огней» – между двух (а то и более) женщин, которые будут ревниво следить за тем, сколько времени муж провел с другой женой и сколько уделил ей внимания.

И как пелось в известном фильме, «Три жены – красота, как ни посмотри, но с другой стороны, тещи тоже три» – с каждым новым браком мужчина получает новых родственников, с которыми тоже придется поддерживать отношения и оказывать им внимание.

С сожалением следует отметить, что многие современные мусульмане склонны злоупотреблять дозволенностью многоженства в религии, считая его чем-то вроде «узаконенного прелюбодеяния» – когда на вторую жену смотрят как на любовницу, временную подругу для развлечения, с которой можно в любой момент расстаться, когда она надоест и станет в тягость.

Второй (и последующие браки) часто заключаются в тайне от первой жены и ее родных – либо наоборот, мужчины скрывают от второй жены тот факт, что у него уже есть первая семья, а тайный брак есть весьма нежелательное дело с точки зрения религии. Были ученые, которые вообще считали, что никях, заключенный втайне, недействительным, ведь в хадисе сказано: «Оглашайте брак» (Ахмад, Ибн Хиббан). И в любом случае, тайное когда-то станет явным, что принесет человеку множество проблем – вплоть до разрушения семьи. А какой смысл заключать второй брак, если при этом ставишь под удар первый?

Многоженство в современной России

Как мы написали выше, официально практика полигамия в Российской Федерации не узаконена, но этот вопрос периодически выносится на обсуждение общества. В частности, такой одиозный российский политик, как Владимир Жириновский, несколько раз высказывался в пользу официального признания многоженства:

«У нас 30% детей рождается вне брака. Если мужчина получит право регистрировать брак со второй женщиной, которая родила, без расторжения брака с первой, которую он уважает и не хочет разрушать семью, то мы возложим на него ответственность и за вторую семью», – заявлял лидер ЛДПР еще в 2010 году, – «Мужчина, может быть, уже с первой семьей и не проживает, но регистрировать второй брак ему запрещают. У нас регистрация брака возможна, только если расторгнуть предыдущий, но в мусульманских регионах у нас есть такая вот “серая схема” многоженства. Надо легализовать эти отношения»[1].

Последний раз возможность узаконить многоженство в российском обществе обсуждали в 2015 году, когда в Чечне произошла громкая свадьба, где узами брака сочетались 17-летняя девушка Хеда (Луиза) Гойлабиева и человек почти втрое ее старше, начальник Ножай-Юртовского РОВД Нажуд Гучигов. По слухам – которые, вроде бы, до сих пор не подтверждены, у жениха уже была к тому моменту первая семья.

Общественная дискуссия о дозволенности многоженства тогда вновь разгорелась в мусульманских регионах России – прежде всего, на Северном Кавказе. Лидер Чечни Рамзан Кадыров высказался в пользу официального признания этой практики – по его мнению, это честнее, чем нежели широко практикуемые в «неисламских» регионах свободные отношения (например, когда женатый мужчина заводит себе любовницу, а то и нескольких)[2]. По его словам, полигамия вполне соответствует традициям чеченского народа.

В пользу многоженства в разное время высказывались также многие религиозные лидеры, среди которых муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов, муфтии Северной Осетии Хаджимурат Гацалов (нынешний) и Али Евтеев (бывший). В январе 2016 года муфтий Ставропольского края Мухаммад Рахимов также высказался в пользу признания полигамии – правда, он предложил ограничиться введением официального многоженства только для народов Кавказа, традиционно исповедующих ислам.

Другой муфтий – Исмаил Бердиев, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМСК), тогда, наоборот, заявил журналистам: «Мусульмане в России живут по законам государства, а законы запрещают иметь нескольких жен. Поэтому я — категорически против многоженства»[3].

Дискуссия о многоженстве в том же 2015 году перекинулась на другой мусульманский регион – в Татарстан, где общество также разделилось в оценке этой практики. Президент Татарстана Рустам Минниханов высказался против многоженства, когда журналисты попросили его высказать своё мнение: «Я согласен с моей женой, она очень негативно к этому относится. Для ребёнка жена – это мама. Наверное, для каждого из нас будет сложно, если будет по-другому. Надо исходить из этого. Я не поддерживаю многожёнство»[4].

Религиозные лидеры Татарстана сказали о дозволенности такой практики с точки зрения религии, но предупредили об ответственности, которую налагает полигамия, также добавив о недопустимости тайных браков и лжи в этом вопросе.

Историки напомнили о том, что практика многоженства для татар всегда была редкостью. Историк и археолог Карл Фукс, профессор Казанского университета, который много занимался этнографией татар, в своей книге «Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях» (1844 год) пишет, что среди 6500 казанских татар только 55 человек имели 2 жены, 6 человек – по 3 жены и лишь два человека 4 жены[5]. То есть, на 6500 женатых человек приходилось только 63 многоженца (что составляет всего около 1%!). Вторые (и последующие) браки заключали только очень обеспеченные люди – но и то, как можно судить по статистике, родители редко соглашались отдать свою дочь в такой брак.

Как выглядит многоженство на практике – несколько историй из жизни

Несмотря на то, что общество очень по-разному относится к подобной практике, а государство не признает ее законность «де-юре», эта практика существует в российском обществе «де-факто», в частности, среди мусульман, где есть возможность заключить такой брак по религиозным законам. Но поскольку – как мы сказали выше, полигамия налагает на мужчину большую ответственность и заставляет ревновать его супруг, выглядит она далеко не безоблачно. Вот несколько историй, которые рассказали автору статьи сами их участники (имена, разумеется, были изменены по их просьбе).

История первая.

Семья башкирки Нурии уже давно живет в Москве. Она и ее сестра рано лишились родителей. Семья была светской, религию никто из них не соблюдал и вообще мало что о ней знал. Примерно семь лет назад Нурия познакомилась с узбеком Сардором, молодые люди понравились друг другу и заключили брак. Дело, однако, осложнилось тем, что Сардор был приезжим гастарбайтером, заработок у него был небольшой, поэтому обеспечить свою семью отдельным жильем он не смог. Нурия осталась жить в одной квартире с сестрой (которая также через некоторое время вышла замуж), а муж ее время от времени навещал и давал деньги на жизнь.

Через год у них родился сын, а еще через несколько лет и Нурия, и Сардор вернулись к соблюдению религии предков – Нурия стала совершать намаз, надела хиджаб. Все бы хорошо, но этот последний факт очень осложнил ее отношения с сестрой, которая к религии была равнодушна, и «фанатизм» сестры ее напугал. Нурия, однако, входила в сложное материальное положение мужа и не донимала его просьбами об отдельном жилье.

Каково же было ее удивление, когда еще через несколько лет брака муж неожиданно заявил ей, что собирается жениться второй раз у себя на родине. Родители, мол, настаивают на том, чтобы он непременно женился на девушке своей национальности, которую ему уже присмотрели. Еще более обидел Нурию тот факт, что муж вскоре после женитьбы вернулся в Москву с молодой женой, для которой тут же снял отдельное жилье – в то время как она продолжала жить в одной квартире со своей сестрой! Тем более, что жизнь двух семей в маленькой двухкомнатной квартире с каждым годом становилась все сложнее. Тем не менее, Нурия постепенно смирилась с существующим положением одной из двух жен в полигамном браке, поскольку любила мужа, тем более, он старается по мере сил обеспечить обе семьи в материальном отношении.

История вторая

Ольга родилась и выросла в маленьком провинциальном городке в Краснодарском крае. Родные ее считали себя формально православными, хотя в церковь никто регулярно не ходил, ограничиваясь соблюдением больших праздников – Рождества и Пасхи. Саму Ольгу такое формальное отношение к религии не устраивало, чем старше она становилась, тем больше ей хотелось узнать о Боге и о религии.

После школы, окончив курсы секретарей, она устроилась на работу в частную фирму, хозяином которой был дагестанец Мурад. Сам хозяин и почти все остальные сотрудники оказались соблюдающими мусульманами. Увидев интерес Ольги к религии, Мурад начал рассказывать ей об исламе, давал читать соответствующую литературу, и примерно через год Ольга приняла ислам. Но участие начальника в судьбе молоденькой девушки было не только чисто духовным, оказалось, что тут был и мужской интерес – через некоторое время Мурад предложил ей выйти за него замуж. Сложность заключалась в том, что, как честно признался мужчина, у него на родине в Дагестане уже есть первая жена и дети. Этот факт несколько напугал девушку, но поскольку после принятия ислама ее отношения с родителями резко ухудшились, тем более, что жених обещал ей, что обеспечит ее отдельным жильем, и она ни в чем не будет нуждаться, Ольга решилась выйти замуж за Мурада.

Через несколько месяцев после свадьбы Мурад увез молодую жену в Махачкалу, где обнаружилось несколько малоприятных фактов, о которых мужчина до свадьбы умолчал. Оказывается, что у него на родине была не одна жена – о чем он говорил Ольге, а целых две! Все бы ничего, но если первая («старшая») жена Патимат приняла Ольгу спокойно – у них с мужем многолетний брак и общие дети, так что в прочности своего положения она не сомневалась; то вторая жена – Асият – была весьма недовольна появлением новой соперницы. Причину такого отношения Ольга скоро поняла – ее муж считал, что ему вполне хватает троих детей от первого брака с Патимат, так что другим женам детей рожать он запретил – Ольге тоже вскоре муж велел предохраняться от нежелательных беременностей. Такое поведение мужа Асият справедливо расценила как непостоянство, шаткость своего положения – раз он не хочет иметь общих детей, значит, смотрит на их брак, как на временный. Ольга, конечно, не была в восторге от всей новой информации, что на нее обрушилась, но деваться уже было некуда. С работы она ушла после свадьбы, а вернуться к родителям было невозможно – ее отец, когда оказалось, что дочка не только «предала веру предков», но еще и вышла замуж за нерусского, устроил ей скандал и чуть ли не проклял ее.

Мурад сдержал свое обещание и снял Ольге отдельную квартиру, но в том же доме, где жила Асият, более того, квартира третьей жены оказалась прямо под квартирой второй жены, которая, как мы сказали, очень негативно восприняла соперницу. Так что у Асият было много возможностей показать свое недовольство, чем она немедленно воспользовалась – специально шумела и роняла на пол вещи, всячески нарушая покой Ольги.

Хорошо, что такое положение продлилось не очень долго – через пару лет Мурад перевез свою третью жену в Москву, где он планировал расширение своего бизнеса. Здесь уже Ольга смогла жить более-менее спокойно – муж снял ей хорошую комнату в большой квартире, где жила еще одна мусульманская семья, и, поскольку за время жизни в Махачкале, она окончила медресе, Ольга устроилась работать на курсы основ ислама при московской мечети. Еще через пару лет мужу пришлось изменить свое отношение к наличию детей от второй и третьей жены. Асият имела родных, которые работали в Духовном управлении Дагестана, так что местные имамы призвали Мурада к порядку за то, что он так несправедливо относится к своим женам, без всякой причины не разрешая им иметь детей. Асият вскоре забеременела и родила дочку. Еще через год дочку родила и сама Ольга.

Как она сама говорит, положение третьей жены имеет много преимуществ. Муж навещает ее несколько раз в месяц – остальное время он проводит, занимаясь делами своего бизнеса в Дагестане, навещая при этом других своих жен. Она материально обеспечена, у нее есть ребенок и интересное занятие – она не бросила преподавать в медресе даже после рождения ребенка. Родители постепенно смирились с ее выбором, тем более, что Мурад при встречах оказывает им всяческое уважение. Редкие визиты мужа являются скорее плюсом, чем минусом – характер у него непростой, и он очень требователен в быту, так что ей было бы очень сложно угодить ему, если бы они жили все время бок о бок.

История третья

История третьей героини во многом похожа на вторую. Татьяна происходила из смешанной, русско-татарской семьи, но до определенного периода к религии была равнодушна. Ее отец рано умер, и воспитывала ее русская мама, так что об исламе она не знала практически ничего. После окончания института она приехала в Москву и устроилась работать на фирму, где ее начальником также был мусульманин, дагестанец Магомед. Новая сотрудница сразу ему понравилась, его симпатия к Татьяне еще более увеличилась, когда оказалось, что она сильно заинтересовалась исламом, в чем Магомед ее всячески поддерживал. Через некоторое время Татьяна приняла ислам, и Магомед дал понять, что хочет на ней жениться. Он не стал скрывать, что у него уже есть первая жена и двое детей от нее. Поскольку Татьяна уже была сильно влюблена в будущего мужа, то она согласилась на все условия. Почти сразу после свадьбы она забеременела и родила дочку. Мама Татьяны спокойно приняла тот факт, что дочка приняла ислам –  муж у нее тоже ведь был мусульманином, хотя и не соблюдающим. Тем более, она видела, как муж любит ее дочку – снял ей хорошую квартиру, любит ребенка и всем обеспечивает.

Но через некоторое время в семейной жизни Магомеда возникли большие неприятности. Первая жена – которую, как оказалось, он не поставил в известность о новом браке – узнала, что муж женился во второй раз. В национальных землячествах большого города обычно все друг друга знают, и что-то скрыть очень сложно, тем более, такую важную вещь, как женитьба. Кто-то рассказал первой жене о второй свадьбе ее мужа. Этот момент так оскорбил ее, что она устроила мужу скандал, потребовала развода и, забрав детей, вернулась на родину. Татьяна в общем-то не была сильно расстроена произошедшим, ведь теперь она осталась единственной женой – но она сочувствует мужу, который не только потерял первую жену, но и лишился возможности видеть детей, с которыми не разрешает ему встречаться обиженная на него первая жена.

***

Какой вывод можно сделать из всего вышесказанного? Исламская религия дозволяет мужчине иметь больше одной жены, но при строгом соблюдении полного равенства между женами. Не поощряются и тайные браки – когда одна жена не знает о существовании другой. В современном российском обществе отношение к полигамии крайне неоднозначное, кто-то выступает его горячим сторонником, кто-то – таким же резким противником. Какую форму брака выбирать – моногамную или полигамную – должна решать каждая мусульманская семья в отдельности, главное, чтобы все было честно, открыто и по справедливости.

 

Кобулова Анна (Муслима)

 

 

[1]Жириновский знает, как поднять рождаемость: покупать детей и разрешить многоженство//

Подробнее: https://www.newsru.com/russia/19jan2010/zhirinovsky_children.html https://www.newsru.com/russia/19jan2010/zhirinovsky_children.html

[2]Многоженство в России: любовница, или жена без ЗАГСа// Подробнее см. https://svpressa.ru/society/article/171475/

[3] Там же.

[4]Роль второго плана. Почему в Татарстане популярна идея многоженства//http://www.kazan.aif.ru/society/details/rol_vtorogo_plana_kak_v_tatarstane_boryutsya_s_taynym_mnogozhenstvom

[5]  Там же.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *