Среда, 21 февраля, 2024
Литературное творчествоМастерская

«Вся наша жизнь – театр, и люди в ней – актёры…»  

 

Общественный транспорт — подобие театра. Здесь можно увидеть такое, что остается в памяти надолго. Но отличие от настоящего театра в том, что здесь всё настоящее, неподдельное – эмоции, люди, разговоры, события…

Забежав в автобус и заняв место, я осмотрелась. Людей было немного: в задней части автобуса сидели подростки, громко хохоча, посредине – бабушка с внучкой, а передняя была пуста.  Огляделась. На полу там и тут валялись билеты, фантик от конфеты и скорлупа семечек… Обычное дело. Зачем идти и искать урну, если можно просто выбросить мусор, когда никто не видит? Заплатив за проезд, повернулась к окну. Из-за грязного окна улица теряла свою красоту: зелёная листва деревьев, лица и одежды людей, машины тоже покрылись пылью и пятнами. В солнечном луче плясали пылинки. На спинке одного сиденья фломастером были написаны какие-то слова и сделан рисунок.

На остановке «Колхозный рынок» зашло много людей. Автобус заполнился, но мест хватило не всем – кому-то пришлось ехать стоя. При виде пожилых людей одна девушка повернулась к окну и закрыла глаза. Другой парень засунул наушники в уши и тоже притворился спящим. Только двое молодых парней встали, потому что им надо было выйти. А остальные остались сидеть на своих местах.

– Никакого уважения к старшим! – после этой фразы две девушки встали, но другие не обратили внимания.

Почему так? Почему у нашего поколения нет уважения к старшим? Было ли так 20 или 40 лет назад? Или только «поколение Интернета» так воспитано?

По салону распространялся запах никотина. «И так дышать трудно, а тут ещё это…, – послышались жалобы пассажиров, а точнее, одного пассажира.

– Куда можно написать жалобу? Тут маленькие дети, а ваш водитель курит!

– Почему вы мне это говорите? Вот водителю и скажите! – защищалась кондуктор.

– Вот вы и передайте! Пассажирам-то вход в кабинку шофёра запрещён

– Вам же мешает его курение, а не мне…

– Да кто же вас таких на работу берёт? – не унимался пассажир. Эта беседа продолжалась бы ещё долго, если бы водитель не извинился. Дальше все ехали в тишине.

Автобус едет быстро. Куда он торопится? Неизвестно. Не просто едет, а летит. Порой, водитель и красного сигнала светофора не замечает. Как-то раз я чудом не попала под автобус. Со стороны кажется, что водители соревнуются между собой – словно затеяли игру в догонялки. Страшно. А если авария случится? Но потом будет поздно.

– Один билет, пожалуйста! – мужчина лет тридцати протянул кондуктору сто рублей. Кондуктор, оторвав билет, протянула ему руку с мелочью. Никто не любит, когда у него в кармане или в сумке лежит мелочь. Она занимает много места и неприятно звенит.

– Ещё копейками дали бы! – негодовал мужчина.

– Извините, но это тоже деньги! Получили сдачу и всё.

И она была права. И мужчина не мог ничего сделать.  Но когда ты сама платишь за проезд мелочью, кондукторы делают такое лицо, как будто бы им дали что-то не то.

А бывают и добрые кондукторы. Когда у меня был хоккей, я всегда попадала к этой милой женщине. Всегда улыбается. По глазам видно, что устала, но всё равно улыбается. Спрашивает: «Как у тебя дела?»  – и на душе становится спокойно. Был случай, когда мы с ней разговорились:

– Неблагодарная эта работа! И дочка моя всегда говорит: «Мама, да зачем тебе это надо? Лучше дома посиди, нервы береги». А я что? Ну не могу я дома сидеть, не могу. В четырёх стенах сидеть надоедает. Неделю болела, не выходила на работу, так места себе не находила. А тут же с людьми можно общаться. Разные, конечно, попадаются – некоторые все нервы тебе выматывают. Но что поделаешь? Работаешь. И платят гроши. Сейчас любая работа дорога.

Едут и едут по улицам города красные автобусы. От одной остановки к другой. С раннего утра до позднего вечера. Всего несколько лет назад они появились на улицах Казани, но теперь уже невозможно представить себе городской пейзаж без них.

 

Сюмбель Хасанова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *