Понедельник, 26 февраля, 2024
Новости

Мэкэтэ

Мэкэтэ

         Когда я была маленькая, к нам часто приходил старик из соседнего марийского села, расположенного в семи-восьми километрах от нас.

Я до сих пор его хорошо помню: его седые волосы всегда были взъерошены, морщинистое лицо было покрыто густой седой щетиной, некогда высокий крепкий мужчина с годами  под тяжестью невзгод стал сутулым, некрасивым, неприятным.

Одевался он по-деревенски просто: или в телогрейку с ватными штанами, или в какие-то выцветшие рубашки, несуразные брюки.

Голос его был охрипший, и разговаривал он слишком громко. Взрослые по этому поводу шутили: мол, сам плохо слышит, думает, что и другие не слышат.

Бабушка называла его “Мэкэтэ”. Может быть, его настоящее имя было Никита, да сейчас уже никто не сможет пояснить это, так как давно уже нет в живых ни бабушки, ни Мэкэтэ.

Так вот, когда бы этот старик ни приходил к нам, взрослые всегда встречали его радушно, сажали за стол, угощали чем могли. Помню, как они подолгу сидели с ним, вспоминая былые годы.

Однажды, когда ему было под восемьдесят, он заболел. Со слов бабушки я узнала, что его жена умерла, детей или не было, или они умерли. Помню, что его привезли в нашу сельскую больницу, так как в близлежащих селах никаких медицинских учреждений не было. Мама, приготовив еду, оставляла немного для Мэкэтэ, бабушка или отец каждый день носили ему передачу.

Мне же старик не нравился, я не понимала, почему этому некрасивому обросшему мужику оказывают такое уважение и почет.

Бабушка, почувствовав мою неприязнь к старику, рассказала такую историю.

Было это в тяжелые годы войны. Муж моей бабушки, мой дед, ушел на фронт. Последний его наказ был таков: сберечь детей, постараться дать образование.

Отец был старшим ребенком в семье. Ему было 10 лет, когда его отец уходил на фронт. Он помнил, как бежал по дороге вслед за уходившими на фронт бойцами и серые клубы пыли, поднимавшиеся из-под сапог солдат.

Мой отец больше не видел своего отца, так как дед попал в самое пекло войны, пропал без вести.

Бабушка осталась с четырьмя детьми, мал-мала меньше, и с больной свекровью. День и ночь работала, чтобы прокормить детей, но не смогла уберечь свою младшую дочь. Пятилетняя Шамсебанат внезапно заболела ветряной оспой и сгорела в несколько дней. Бабушка до конца своих дней своих вспоминала с горестью о своей младшенькой, о том. как она скучала по отцу, как она ждала его:” Бывало, кто-то постучит в дверь, а она уже бежит скорее открывать: “Папа приехал!”.

Голод, холод, изнурительный труд – все пережила моя бабушка, сделала все, чтобы остальные дети выжили.

Однажды жизнь стала совершенно невыносимой. В погребе замерзла картошка в, оставленная на семена. В те времена картошка – второй хлеб. Весной не посадишь – зимой умрешь с голоду. У соседей дела обстояли не лучше, надеяться было не на кого. Дети голодали, ели замерзшую, гнилую картошку, ели молодую зелень, которая только-только пробивалась из-под земли.

Бабушка со своим десятилетним сыном (моим отцом), взяв с собой двухметровый лоскут ситца в надежде обменять его на картошку, пошла в соседнее марийское село. Когда бабушка рассказывала эту историю, мое детское воображение рисовало такую картину: по весеннему бездорожью идут двое: еще молодая моя бабушка, закутанная в платки и десятилетний мальчик, мой отец. Мальчика я почему-то  представляла похожим на юного Ломоносова из иллюстрации учебника “Русская литература”. Они тянули за собой арбу, которая жалобно скрипела и грохотала по ямам и ухабам, в ней они надеялись привезти картошку.

Долго они ходили по домам, пока не добрались до дома Мэкэтэ. Мэкэте хорошо знал моего деда, ему стало жалко семью фронтовика. Он не стал брать двухметровый лоскут ситца, бесплатно отдал мешок картошки на семена. По словам бабушки , в этот год урожай картошки был отменный, на зависть соседям. Он помог пережить еще один тяжелый военный год.

“Нельзя забывать добро,”- любила говорить бабушка, сама же всю жизнь старалась помогать другим.

Мэкэтэ умер раньше, чем моя бабушка. Услышав весть о его смерти, бабушка долго сидела, качая головой, предаваясь воспоминаниям. Историю про Мэкэте в нашей семье знают все: и взрослые, и дети. Кто знает, не было бы доброты Мэкэтэ, прервался бы наш род, не было бы нас.

Отец смог выучиться, закончил два высших учебных заведения, стал заслуженным учителем Татарстана, имел многочисленные награды, стал кавалером ордена Трудового Красного Знамени.

Работая в сельской школе простым учителем химии, он готовил выпускников к поступлению в медицинские институты и другие вузы страны. Прекрасно играл в шахматы, выигрывал у перворазрядников, хотя научился играть только в армии.

К сожалению, я не унаследовала от отца его способности к точным наукам, чем сильно разочаровывала своих учителей, но мне кажется, я усвоила его самый главный урок: быть человеком, помнить добро.

Студентка направления «Журналистика» РИИ

ОЗО Фарида Газизова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *