Четверг, 30 мая, 2024
АктуальноеИнтервью

Миляуша Инсафутдинова – «В году есть два дня, когда я говорю только по-татарски»

 

Татарский язык был тем иностранным языком, который я учила исключительно по зову сердца. Если английский язык я учила сначала в школе – по обязанности, затем на курсах – как необходимый в жизни язык межнационального общения, а арабский язык – из религиозного долга, как язык Корана и богослужений, то выучить татарский язык для меня стало душевной потребностью. Моей любви к «языку Тукая» во многом способствовала моя преподавательница Лилиана ханум, человек, который любит свою работу и своих учеников. В своей беседе с ней (интервью с ней можно прочитать тут) мы обсудили обучение татарскому языку в Москве – как сохраняют татары свой родной язык вдали от родины, зачем приходят учить этот язык люди других национальностей и т.д.

Когда я приехала учиться в Казань, мне стало интересно – как обстоит дело с преподаванием родного языка на его «исторической родине»? С этим вопросом я обратилась к преподавательнице татарского языка в РИУ – исключительно приятному человеку Миляуше ханум Инсафутдиновой. Она родилась и выросла в Казани, много лет преподает родной язык в школе, так что ей, как никому другому известно, положение дел с родным языком в Татарстане.

Миляуша-ханум, расскажите, пожалуйста, немного о себе – почему вы решили стать преподавателем именно родного языка (а не физики или математики, к примеру)?

Это началось еще со школьной скамьи. Любовь к родному языку появилась у меня благодаря моей преподавательнице родного языка, ее зовут Хамидуллина Марзия Закиевна– она теперь заслуженный учитель республики Татарстан, автор учебников. Наверное, я захотела стать учителем родного языка благодаря ей. Это был мой самый любимый, самый близкий мне предмет.

Вообще у меня в школе было много любимых предметов, но еще благодаря тому, что я всегда занимала призовые места на школьных олимпиадах по татарскому языку, я поступила в Казанский государственный университет, как он тогда назывался, на факультет татарской филологии, истории и восточных языков. Затем поступила в аспирантуру и защитила диссертацию.

А как вообще обстояло дело с преподаванием языка во времена вашего (и моего) детства (ведь мы же ровесники!) – в конце 80 – начале 90-х?

Я была тогда маленькой девочкой, так что не очень хорошо помню, сколько раз в неделю мы учили язык, но поскольку это был мой любимый предмет, мне, конечно, казалось мало тех занятий, сколько у нас были, мне хотелось им заниматься каждый день. Помню, что учебник был такой старенький-престаренький и потрепанный. Наш класс делился на татарскую и русскую группы (как и сейчас) – русские ученики язык толком не изучали, у них этот предмет назывался «Краеведение», и им давали только самые общие сведения о языке, грамматики или иных предметов там не было. И учителя были не преподаватели-языковеды, а историки.

И даже в татарской группе не было учебников отдельно по языку и отдельно – по литературе, а в одном учебнике были собраны оба эти предмета. Учебник, как я помню, был старенький такой, потрепанный.

А у вас дома на каких языках говорили?

Надо сказать, что язык – это такая вещь, которую человек должен впитывать с молоком матери. Так что у меня это идет еще от воспитания. Летние каникулы я всегда проводила в деревне Большая Елга — это село в Рыбно-Слободском районе. И надо сказать, что в нашем доме по-русски говорили гораздо меньше чем на татарском – до детского сада я вообще не знала русского языка. Учиться ему я начала сначала в садике, а затем в школе – от воспитателей и учителей, а не от родителей. Помню, как одна наша воспитательница ругала моих родителей за то, что на лето они отвозили меня в деревню – «Она и так по-русски еле говорит, а в деревне вообще все забудет!». Мне повезло, что первая воспитательница была татарка, она меня понимала. Так что русский язык я учила из общения с детьми и от воспитателей, а не от родителей.

Еще хочу сказать, что в году есть два дня, когда я говорю только на родном языке. Это 21 февраля – Международный день родного языка, и 26 апреля – День родного языка в Татарстане. В этот день у меня как ураза – ни одного слова на русском языке!

Как вы стали преподавать в школе?

На пятом курсе мне нужно было пройти практику в школе (это было в 99 году) И я подумала, чем я буду бесплатно проходить практику, лучше я пойду работать учителем – как раз в одном лицее нужен был учитель татарского языка.

Если сравнить – как менялось отношение к языку в Татарстане, от советского периода и до нашего времени?

Отношение конечно, сильно изменилось. Во время моего детства в Казани довольно редко можно было услышать татарскую речь. Люди – даже знающие язык хорошо, старались говорить по-русски (пускай, коверкая слова, еле-еле). Меня, помню, раздражало, когда какая-нибудь бабушка пыталась говорить с внуками в автобусе на ломаном русском языке – зачем, думала, она так мучается, говорила бы на родном языке. Родного языка стеснялись, считали, что это признак необразованности, деревенского воспитания («я же не колхозник какой-нибудь, я тоже по-русски умею говорить»).

В 90-е годы, как известно, во всех республиках бывшего Союза начался национальный подъем, татары, наряду с прочими народами, стали гордиться своей самобытностью (были даже разговоры об отделении от России). Нас на какое-то время пытались перевести на латинскую графику – подпись, кстати, у меня с тех пор так и осталась латинскими буквами.

Сейчас люди гораздо больше говорят на родном языке и совершенно открыто, свободно, не стесняются этого.

А какое было отношение к родному языку в школе, когда вы пришли туда работать (на рубеже 90-2000-х годов)?

И здесь отношение к языку стало гораздо лучше. Если во времена моего детства, как я уже сказала, у нас не было деления на язык и литературу, был один предмет, то теперь появились даже факультативы по языку и литературе – для тех, кому мало было тех часов, что были обязательными. Я, к примеру, вела факультатив по средневековой татарской литературе («Борынгы әдәбият» – Древняя литература).

Сейчас татарский язык в Татарстане считается вторым государственным языком (наряду с русским). Так что уроки родного языка в школе у нас начинаются с первого класса.

Еще интересный вопрос – в Татарстане ведь живут не только татары, но и русские, как-то это учитывается при изучении языка? 

Если в классе допустим, 28 человек, и 9 из них хотят учиться в татарской группе, мы разделяем класс на две подгруппы – русскую и татарскую. В татарской группе обычно учится гораздо меньше народу, чем в русской.

А в чем разница между группами?

В программе, конечно. В татарской группе по литературе, допустим, мы изучаем серьезные художественные произведения, и сочинения пишем сложные. В русской группе, разумеется, все проще – даются самые основы грамматики, ученики могут поддержать разговор на самые простые темы и т.д., хотя вроде бы в будущем планируется усложнить программу. Я, конечно, стараюсь давать своим ученикам творческие задания, чтобы им было интересно учиться.

Как вообще ваши ученики смотрят на татарский язык, как относятся к этому предмету?

По-разному. Это конечно, зависит от родителей – как уже сказала, старшее поколение часто стеснялось родного языка. И поэтому детям могут говорить – «что тебе этот татарский язык, давай лучше мы тебе репетитора по английскому языку найдем».

Но в основном, конечно, отношение к языку гораздо лучше, чем во времена моего детства. У нас национальное самосознание выросло в разы – мало осталось людей, которые стесняются говорить на родном языке. Молодежь поняла, что его нужно знать и ради нашего прошлого, и ради нашего будущего. Пренебрежительное отношение к языку сохраняется среди родителей моих учеников – людей моего поколения, которые считали, что на этом языке не разговаривают в городе, среди образованных людей.

Фотография сделана в РИУ – наглядно видно, как студенты относятся к родному языку

А когда вы пришли в Российский исламский институт – какая тут ситуация с языком? К примеру, я со своей стороны замечаю, что здесь такая своеобразная «территория татарского языка»: ученики вообще почти не говорят на русском языке. Даже те, кто на улице с кем-то мог говорить по-русски, входя в институт, начинает общаться на родном языке.

Меня пригласили сюда преподавать в 2011 году, сказав, что здесь будет кафедра татарского языка. Мне здесь нравится, потому что я тут получаю духовную пищу и потому, что от взрослых учеников чаще слышишь слова благодарности за уроки. Дети, к сожалению, все-таки по возрасту такое говорить не могут.

К языку, разумеется, тут относятся позитивно – иногда, правда, тоже встречаются ученики-татары, которые считают, что вот арабский язык – это да, это нужно, а татарский – это пустая трата времени.

Нужно еще отметить, что, когда ко мне приезжают ученики из других регионов России (из Перми, Оренбурга, к примеру), они с большим удовольствием учат язык, чем казанские татары, у них прямо жажда, тоска по языку. Язык они обычно знают, но со слуха, не знают грамматики, не знают правописания, так что им хочется усовершенствовать письменную речь.

Обучение мне часто приходится вести индивидуально с каждым учеником – поскольку знание языка у наших студентов может сильно отличаться: казанские татары говорят свободно, но в группе может быть студент из Центральной России или с Кавказа, который вообще никогда не учил татарского языка. С такими людьми проходиться заниматься с нуля, с букв, с азов.

И напоследок, такой вопрос – я заметила, что Казань – город очень толерантный, дружный, здесь национальный вопрос не стоит, никто не делится на русских и татар. Вам, наверное, никогда не приходилось здесь сталкиваться с какой-то дискриминацией по национальному или языковому признаку?

Да, это так. Сама я никогда не чувствовала себя каким-то человеком второго сорта, я всегда гордилась своей национальностью. И как я уже сказала, я никогда не стеснялась говорить на родном языке (даже когда мало кто в Казани говорил на нем).  Но с русскими (или украинцами, или людьми других национальностей) мы также всегда жили в дружбе. У меня много русских подруг – я их всегда поздравляю с православными праздниками, они меня поздравляют с мусульманскими праздниками, мы ходим друг ко другу в гости, носим гостинцы. С соседями мы также угощаем друг друга по праздникам. Так что здесь в Татарстане, мы живем дружно со всеми.

Спасибо вам за беседу

 

Беседовала Муслима (Анна) Кобулова

Фотография взята с сайта: www.islam.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *