Четверг, 30 мая, 2024
Новости

Рустам хазрат Хайруллин: «Каждый сотрудник РИИ был для нас примером»

После развала Советского Союза в нашей стране появилась возможность получить религиозное образование на государственном уровне. Рустам хазрат Хайруллин, имам-хатыб мечети «Гаиля» рассказал о существующих проблемах получения религиозного образования в России, а также поведал о сложностях работы имам-хатыбом мечети.

– Почему вы выбрали путь преподавателя религиозных наук?

– В самую первую очередь хочется вспомнить изречение нашего любимейшего пророка, где он говорит: «Кто будет обучает и призывает к благу, тому будет подобная награда». Поэтому если ученики в дальнейшем выполняют то, что проходят на занятиях, то даже через несколько лет это будет свыше записываться как награда его учителям. Я сам так же, как и мои ученики, повторяю все те знания, которые когда-то получил в стенах Российского Исламского института.

– По вашему мнению, какие проблемы получения религиозного образования существуют сейчас в России?

– Если смотреть в масштабе всей России, то созданы все условия. Начиная от базового уровня религиозного образования и заканчивая высшим, которое можно получить в Российском Исламском институте и в Болгарской исламской академии. Мы живем в такое благое время, когда в России у желающих получать исламское образование проблем не возникает.

– Как вам удается влиять на мысли и чувства прихожан мечети?

– Удается мне влиять или нет, можно увидеть только через результат. Если наши прихожане меняются в лучшую сторону, совершают больше благих дел, значит, в какой-то мере, получается оказывать влияние. Это все происходит за счет уроков, проповедей и наших личных качеств. Ведь как бы мы красиво ни говорили, но если наши дела будут расходиться со словами, то никакой пользы не будет.

– Как вы считаете, выполняет ли мечеть социальную функцию, помимо религиозной?

– Наша мечеть называется «Гаиля», то есть «семья», поэтому первостепенной задачей я себе ставил, чтобы название соответствовало самим делам. Для этого мы стараемся работать в семейной сфере в очень тесном контакте. Это, допустим, «Служба создания и сохранения семьи» при мечети «Гаиля», где мы стараемся, чтобы люди находили себе пару и создавали семьи, семейные уроки, где производится своеобразная профилактика разводов и скандалов. Также это «Комната милосердия», где мы собираем ненужные вещи от населения и раздаем нуждающимся, проводим социальную работу – кормление нуждающихся, помощь, патронаж.

– Как вы думаете, всем ли нужно религиозное образование?

– Конечно, вне зависимости от религиозной принадлежности и конфессии, мы должны знать минимум. Допустим, если вдруг мы сами не мусульмане, а сосед у нас мусульманин. Мы решили пригласить его в гости на чай, шашлык или занести ему “күчтәнәч” ( в пер. с татарского «гостинец»), а у него, допустим, ураза. Это, конечно, будет неприятно, когда сосед держит пост, а мы ему говорим: «Айда, сосед, заходи чай попьем!». Поэтому хотя бы минимальные знания в сфере Ислама необходимы всем.

– Какими качествами должен обладать человек, который собирается стать имам-хатыбом мечети?

– Самое первое- терпение, потому что если вы сейчас посмотрите на имама, то он всегда одет чисто, опрятно, у него все хорошо, но это внешняя сторона. За хорошим видом иногда скрываются и голод, и холод, и проблемы. Самый простой пример: когда наступает время ежемесячной оплаты каких-либо расходов мечети – газ, свет, вода, заработная плата уборщика, охранника и других, – у имама “болит” голова, где взять на это средства. Поэтому свою зарплату он получит в самую последнюю очередь, после того, как заплатит по счетам и раздаст долги. тут бывают и страдания, и слезы. Но самое главное помнить, как говорит наш муфтий-хазрат: «Мы не стодолларовая купюра, чтобы всем нравится». Поэтому кому-то вы не будете нравиться, кто-то станет вас обвинять в чем-то,  говорить о вас плохо,писать и еще что-то. Это причинение боли вашему чистому сердцу. Поэтому имам должен быть терпеливым и, как написано в «Приключениях Тома Сойера» вести свою деятельность по принципу «Собака лает, караван идет», ни в коем случае не опускать руки и двигаться вперед.

– То есть нужно быть готовым в чем-то себе отказывать?

– Да, порой свои чувства нужно будет спрятать далеко-далеко.

– Скажите, каково это – быть преподавателем религиозных наук в светском государстве?

– Если мы посмотрим на времена социализма, коммунизма, тогда понятие светского государства было равно понятиям атеизм, безверие. Ныне же, в нашем демократическом государстве, говорится о многоконфессиональности и свободе вероисповедания, то есть атеист верит, что он произошел от обезьяны, и никто его не оскорбляет, то же самое – в случае христианина и мусульманина. Сейчас с религией все намного проще, чем было во времена наших дедов и отцов.

– Что ценного вам дало обучение в Российском Исламском институте?

– Это огромнейший багаж знаний, опыта от наших учителей. Я безмерно каждому из них благодарен: и живущим ныне, и уже ушедшим из этого мира. Каждый, да даже не только преподаватель, а сотрудник исламского вуза своим примером и поведением всегда учил нас, какими мы должны быть.

– Большое спасибо за интервью.

Адель Гилазов, студент 1 курса направления журналистики РИИ

Фото автора

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *