Понедельник, 20 мая, 2024
АктуальноеАналитикаКультураНовости

Объект культурного наследия или коммуналка в двухэтажном доме с несчастливым номером 22

Вот уже который год в центре города Уфы по улице Гоголя жильцы судятся администрацией из-за невыносимых условий для проживания. Местные власти уже давно закрыли глаза на просьбы коммунальщиков. Так летом 2021 года в двухэтажном доме с несчастливым номером 22 отключили газ, что оставило жильцов без отопления на зиму. К чему местные органы власти приняли такие меры? Справедливое расселение или противоестественное принуждение? Подробности вопиющей истории раскроем в этом материале.

Квартал писателей и врачей – так в Уфе называют улицу Гоголя. Одна из немногих в столице Башкирии, которая сохранила свою уникальную архитектуру. Этот дом, усадьба Гурылева, был местом встречи уфимской интеллигенции. Историки, врачи, деятели культуры были желанными гостями в семье главного инфекциониста Башкирии. Если 100 лет тому назад дом имел опрятный вид и был обеспечен всеми условиями для проживания, то сейчас его признают аварийным. Снаружи – облупившийся фасад, трухлявые стеклянные окна, которые дребезжат даже от звуков мотора с автобусной остановки напротив, покосившийся дверной проем запасного выхода и явно “просевший” фундамент. Внутри намного хуже: огромные щели между рамами и стенами, столетняя теперь уже газовая печка, в комнатах явственно ощущается запах гниющего дерева. Семьи живут в комнатушках с размером 15-20 квадратных метров, санузел общий, кухня тоже.

Дом должен был попасть под расселение. Это произошло после того, как “Российская газета” по обращению жильцов направила запрос в мэрию Уфы и затем опубликовала материал на страницах издания. Здание тут же включили в подпрограмму по переселению граждан из жилищного фонда, подлежащего сносу и реконструкции на 2007-2015 годы по городу Уфе. Дом, по словам жителей, признали аварийным, у собственников собрали документы для подготовки их к расселению, но дальше этого дело не пошло.

Натерпевшиеся семьи попросили капитальный ремонт, однако взамен получили косметический. Фасад здания действительно начали приводить в порядок, но даже рабочие, покрывающие старые стены новой штукатуркой, пытаясь скрыть плесень и трещины, признали, что такой ремонт на качестве жизни людей не скажется. После чего жильцы 1 этажа приватизировали квартиру, сами сделали евро ремонт и с помощью активистов общественного движения “Архзащита Уфы” попытались включить дом в перечень охраняемых, но чиновники проигнорировали активистов.

После многолетнего ожидания дело снова оживилось. Сейчас на месте дома хотят построить парковку для Арбитражного суда. Однако не все жильцы планируют съезжать. Стало любопытно по какой причине проживающие не выселяются из ветхого здания.  На интересующие вопросы   ответила жительница «объекта культурного наследия» – Эльвира Ганиева

– Сюда я переехала с мужем с расчетом на расселение. Расселить аварийный дом обещали еще 30-40 лет назад. Надеялись, что молодоженам дадут жилье получше. Вот только с супругом развелись, дети подросли и живут в своих квартирах, а воз, вернее, угол и ныне там. Мы уже были в программе сноса аварийного жилья, потратили средства, чтобы из этой программы выйти, так как расселение получается крайне невыгодное. Я живу в приватизированной комнате размером 12кв.м. По закону мне положена квартира такого же размера. Сейчас даже студии с минимальным размером 19кв.м. Я не хочу переезжать из родной коммуналки в очередной барак. Нам пришлось доказывать через суд, что администрация города нарушила определенные законодательные акты и наши дома были внесены в эту программу без проведения какой-либо экспертизы. Никто нас не оповещал, никто не приходил, никаких экспертов не было — стены не бурили, потолки не вскрывали, фундамент не смотрели.  Каждый день живем и боимся, как бы не случился пожар, как в соседнем доме. Спасибо, что не поджигают, вообще на улице остались бы. А что? Проводки старые, счётчик частенько выбивает из-за перенапряжения. Алиби у поджигателя обеспеченно. Земля, на которой дом расположен, не наша ведь. Началось строительство Арбитражного суда, мы им мешаем, нужно парковку делать. В почтовых ящиках уже появились образцы заявлений о признании домов аварийными. Отключили центральный газ и оставили нас без отопления. Мы оказались в безысходном положении. С наступлением осени коридоры задубели, комнату грел масляный обогреватель.  Ждём пока выселят в установленном законом порядке, а взамен предоставят другие благоустроенные помещения по договорам социального найма.

Трудно поверить, что жизнь в московских коммуналках 1926—40 гг описанная М. А. Булгаковым в произведении «Мастер и Маргарита» до сих пор процветает в столице Башкортостана. Так и назовем эту коммуналку «нехорошей квартирой» в двухэтажном доме с несчастливым номером 22.

Важно услышать, что думает служба сноса и расселения по этому поводу. По каким критериям выдают социальное жилье. Личный комментарий дал директор МБУ «Служба сноса и расселения» г. Уфы Ринат Закиров:

– В этой сфере я работаю не первый год. Прекрасно понимаю какие условия у жителей коммуналки. Что касается 22 дома по улице Гоголя, то мы ускорили процесс расселения в связи со стройкой Арбитражного суда. Пришлось отключить газ в доме, в связи с неблагоприятными прогнозами МЧС. Принуждать к переезду никого не хочется, жильцы сами мечтают о переезде. Происходит расселение граждан из ветхого аварийного жилья в новые предоставляемые дома. С согласными жителями заключается договор обмена, либо договор социального найма, есть разные формы.  Мы действуем в рамках Жилищного кодекса по статье 36. Там есть определённые свои нюансы, но расселение происходит в рамках закона. Мы стараемся предоставить наилучшие варианты. При сдаче квартиры, согласовываем, где-то доделываем ремонт. Жильцам 2 квартиры поменяли обои, сделали новую штукатурку. Семья заселиться в готовую квартиру с предчистовой отделкой. Она предполагает, что в квартире проведены все коммуникации, установлены радиаторы и выполнены все черновые работы: залита стяжка на полу, а стены и потолок отшпаклеваны и выровнены по строительным маякам.

После стольких лет ожидания они смогут начать новую жизнь с чистого листа. Остается надеется, что управление земельных и имущественных отношений администрации города Уфы ускорит процесс расселения настрадавшихся жильцов. Подводя итоги выясняется, что власти уже несколько лет заинтересованы в расселении этого дома, однако предоставляемые дома не устраивают жильцов. Мы приоткрыли занавесу всего лишь одного дома на улице Гоголя, а сколько еще таких же домов в центре столиц?

Не только нас волнует этот вопрос. Еще в далеком 2015 году в Уфе организовали программу саммитов ШОС и БРИКС, где собрались главы 15 государств, представляющих несколько континентов: Евразию, Африку и Южную Америку. Перед приездом гостей центр города начали «приводить в порядок».

«Закрасили весь центр города серой краской! Я не шучу. Дом за домом – во всё серое. Целые кварталы в серой краске» – пишет российский журналист Илья Варламов.

Действительно, дома никто не реставрировал, не сносил. Всё как было гнилым и разваливающимся, так и осталось. Серая улица с красными верхушками домов. Вот как сейчас выглядит центр города.

 

Самое страшное, что правящему кругу стыдно показывать состояние столицы Башкортостана в настоящем виде, а жителям стыдно наблюдать за косметическим ремонтом аварийных домов. Но Историческая застройка очень важна для современного и успешного города, и что особенно ценны районы, где сохранились не отдельные объекты, а целые комплексы городской среды — такие, как улица Гоголя. Очень жаль, что администрация города не заинтересована в реставрации ветхих объектов культурного наследия. Если думаете, что коммунальные квартиры – пережиток СССР, то знайте, что по сей день люди живут «друг у друга на голове». Подобная картина наблюдается и в столице России.

Фотографии взяты с сайта https://varlamov.ru/1396072.html

Читать подробнее на http://project4834496.tilda.ws/page23581967.html

Работу выполнила студентка 2 курса кафедры журналистика Шаура Хасанова

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *