Четверг, 13 июня, 2024
ВолонтерствоЖитейская историяОбществоРелигия

Чем обернулось безусловное доверие врачам | Материнская ноша

Ребёнок был абсолютно здоровым, до той страшной госпитализации. «Балериной» будет, – говорили врачи. Но их «балерина» обернулась мне инвалидной коляской.

– Врачи делали мне страшные прогнозы: «Девочка доживёт максимум до семи лет. Лучше рожайте, пока вы ещё молодая». Но ведь больше, чем Всевышний для меня предписал, на мои плечи бы не свалилось, правда? Но на самом деле, ближе к семи годам Адели, мне было так страшно. Я просыпалась по ночам в холодном поту и бежала в детскую, чтобы проверить – она еще дышит? Это было самое тяжёлое время.

До семи лет она еще ходила на своих ногах, немного неправильно, на цыпочках. К десяти годам уже не могла, пересела в инвалидное кресло.

Зугрия Зиннуровна – прекрасная женщина, вошедшая уже в возраст благородной седины. Она сидела на скамейке в бордовом костюме, благородный цвет подчеркивал её выразительные черты и весёлые глаза. Голову украшал аккуратный тюрбан.

На первый взгляд, очень энергичная и активная. Даже при первой нашей встрече она была занята и очень сосредоточенно по телефону раздавала указания своим подопечным – организовывала их поездку на море: время отправления, номер поезда, сколько часов будет длиться их пересадка в Новгороде и где они смогут остановиться, какое рядом есть кафе, чтобы ненароком они голодными не остались. Настоящая мать. И при этом не имеет значения, кто обратился к ней за помощью – она без малейших колебаний откликнется на их просьбу.

Зугрия Зиннуровна Саитбатталова волонтёр. Она добровольно проводит различные встречи и мероприятия для людей с ограниченными возможностями, а для деток организовывает небольшие праздники. Старается делать всё возможное, чтобы люди, больше остальных нуждающиеся в помощи не чувствовали себя одиноко, развивались и расширяли границы своих возможностей.

Сначала она просто помогала знакомым семьям, в которых есть особенные дети. Где бы она ни находилась, вокруг неё собирались люди, она притягивала к себе всё хорошее. А в 1991 году Зугрия Зиннуровна открыла первую в Астрахани «Ассоциацию родителей детей инвалидов». Они объединились и делили друг с другом не только свои трудности и невзгоды, но и радости, давали поддержку. Возглавляя волонтёрское движение «От сердца к сердцу», Зугрия Зиннуровна подобрала как девиз очень точно передающие её идею слова: «Мы в беде и в счастье вместе. Наш девиз – всегда един. Мы семьёй своей гордимся, каждый в ней всегда любим».

Это волонтёрское движение не просто организация, для нас это действительно семья.

– Для меня очень важно, чтобы дети не чувствовали себя одинокими, не чувствовали себя «не такими». Они должны мечтать, творить, реализовываться. А не оставаться за закрытыми дверьми.

История Зугрии Зиннуровны поразила меня до глубины души. Невероятной внутренней силы человек вдруг предстал передо мной на её месте. Хрупкие плечи этой женщины смогли вынести много трудностей, но она о них говорить не любит. По личной инициативе она ходит в школы и проводит для детей уроки добра

Всё началось много лет назад:

1979 год. Советский союз. В небольшой, но очень счастливой семье Саитбатталовых рождается вторая дочь, маленькая Аделя. Ребёнок родился в установленный врачами срок, абсолютно здоровый ребёнок. Радости родителей не было предела. Казалось бы, что может пойти не так?

Дочери Зугрии Зиннуровны 4 года

В 1982 трёхлетнюю Аделю с высокой температурой госпитализируют. Девочку с пневмонией положили в Астраханскую инфекционную больницу. Но маме остаться рядом с дочерью не позволили: «не положено!», – сказали врачи.

Каждый день на протяжении недели Зугрия Зиннуровна приносит дочери передачки, но к ней её не пускают. И снова отовсюду слышится – «не положено!» Но делать нечего. По счастливой случайности, около больницы она встречает знакомую санитарку.

– А что ты здесь делаешь?

– Да вот к дочери приходила, но к ней не пускают уже неделю, хотя положили Аделю просто с высокой температурой. Попробую прийти завтра снова.

– Подожди, так это твой ребёнок что ли? Уже неделю не встаёт с постели, плохо кушает, постоянно плачет, уже и голоса нет у неё.

Окольными путями и в строжайшей секретности переживающей матери устроили встречу с дочерью. Но когда она увидела её, то просто не смогла сдержать слёз. Аделя ходила немного странно: не наступая на стопу, она шла на носочках. Ребёнок был напуган, плакал и просил забрать домой. Оставлять её в больнице ещё на ночь было огромным мучением, но делать нечего.

На следующий же день, Зугрия Зиннуровна пришла забирать дочь. Врачи к ней не выходили. Пришлось долго их требовать и дожидаться. Когда главный врач наконец вышел к обеспокоенной матери, она потребовала показать ей ребёнка, как никак, прошло уже больше недели с госпитализации, а её к ней не пускают.

Аделя всё также идёт на цыпочках. На вопрос в чём дело и возмущения, доктор, как ни в чем не бывало, выдал: «балериной будет, всё нормально, не раздувайте». Написав расписку, что претензий к врачам и больнице она не имеет, Зугрия Зиннуровна забрала любимую дочку домой.

Но здоровый ребёнок, который три года до этого прекрасно ходил, не может ни с того ни с сего начать ходить на кончиках пальцев. Причём постоянно.

Участковый врач Аделю выписал, «температуры нет, абсолютно здорова», – гласила справка. Девочка вернулась в свой детский сад, мама вернулась на своё рабочее место. Не прошло и месяца, как раздаётся звонок: «Ваша дочь упала, приходите, заберите». Девочку «мягко» попросили забрать и больше не приводить: «Она не здорова, странно ходит, дети над ней смеются».

С этого дня начался период бесконечных врачей и больничных очередей. Никто не мог поставить диагноз. Ставили малый хорей, потом назначали другое лечение. И так снова и снова.

– Вы просто молодая, работать не хотите, вот и ищете болезни в здоровом ребёнке! – предъявляли обидные претензии обеспокоенной матери. Но что-то же произошло. Так не должно быть. Аделя была здоровым ребёнком до той роковой госпитализации. И Зугрия Зиннуровна это точно знала, ведь прошло уже около полугода, а состояние дочери не улучшилось.

Всё сдвинулось с мёртвой точки, когда Зугрия Зиннуровна написала жалобу в Министерство Здравоохранения Советского Союза и отправила в Москву. Сразу все забегали. Приходили к ним домой просить и уверять её, что всё ведь в порядке, зачем писать жалобу.

Из Москвы приходит приглашение на медицинскую консультацию. Больница покупает билеты и мать с дочерью незамедлительно вылетают в столицу. Так Зугрия Зиннуровна с Аделей оказались в Московском Научно-исследовательском институте Поднялись в кабинет к какому-то серьёзному профессору. Не успела девочка сделать и нескольких шагов, как он говорит:

– Так чего же вы, мамочка, жалуетесь. Сами же виноваты! Зачем разрешили пункцию у дочери брать?!

Женщину как холодной водой окатили. Ни про какую пункцию она не знала. Никто разрешения у неё не брал. Её дочь положили в больницу с обычной температурой и подозрением.

– Какую пункцию? – изумилась Зугрия Зиннуровна.

– Так вот же, вы что, дочь не купаете, как не заметили? – удивился профессор, подозвал к себе маленькую Аделю и указал на кроохотный след от укола на спине в районе позвоночника, где-то над поясницей.

Но кто же мог об этом подумать и откуда ей было знать о таких вещах. Ведь родители отдают детей в руки врачей для того, чтобы получить помощь. Им слепо доверяют. Однако в этот раз вышло иначе и, отдав тогда врачам здорового ребёнка с высокой температурой, обратно Зугрия Зиннуровна получила инвалида. Уже позже выяснилось, что процедуру взятия пункции выполнял даже не врач, а студент-аспирант.

Профессор дал справку, поставил на ней свою печать и посоветовал идти в суд. Процедура была проведена незаконно. Но что бы решилось в этом случае? Ребёнок здоровым от решения суда не станет, а врачи, виновные в этом, просто с одного кресла пересядут в другое.

Утешительных прогнозов никто не давал: больше 7 лет ребёнок с таким диагнозом не проживёт. А ведь Аделе только-только исполнилось 4. Следующие пять лет для Зугрии Зиннуровны прошли как на пороховой бочке. Каждую ночь она вставала, чтобы только проверить – дышит ли ребёнок. Болезнь прогрессировала и брала своё: поначалу девочка ходила на цыпочках, потом стала ходить на четвереньках, позвоночник уже не держал её тело. К десяти годам Аделя полностью пересела в коляску.

Но женщина никогда не отчаивалась. Её дочь в здравом рассудке, поёт, развивается, учится и не унывает. Потому что рядом всегда была её семья: мама, папа и старшая сестра.

Когда пришло время идти в школу, мама девочки устроилась туда уборщицей, хотя за её плечами высшее образование, дипломы и годы работы в . Вскоре начали возникать трудности с детьми и в коллективе, нас вежливо попросили перейти на домашнее обучение. Не смотря ни на что, она всегда была весёлой и активной, очень умной девочкой. Школу она закончила на домашнем обучении и заявила: «Хочу быть юристом!»

– И ведь не остановишь! – смеётся Зугрия Зиннуровна.

Аделя сама готовилась к экзаменам и поступлению, прошла все вступительные на отлично и стала студенткой Астраханского юридического университета. Но путь до института для неё был отдельным испытанием, ведь нужно было вместе с мамой и инвалидным креслом добраться из пригорода. Несмотря на многие трудности на своём пути, благодаря невероятной поддержке мамы и своему упорству, Аделя всё-таки окончила университет и стала юристом, как и мечтала.

К сожалению, из-за непростого диагноза, организм девочки был особенно уязвим даже к обычному ОРВИ. Иммунитет мог просто не выдержать. Когда Аделе было 23 года, она слегла с простудой. Незадолго до этого они с мамой отправили в Москву кассету с её выступлением, она очень хотела попасть на конкурс талантов среди людей с ограниченными возможностями, но они пропустили все сроки подачи заявок. Аделя рассказывала маме о том, как же было бы прекрасно пройти отбор и всё-таки поучаствовать. Но жар становился всё сильнее, а скорая отказывала Зугрие Зиннуровне в госпитализации. К сожалению, с этой простудой организм Адели справиться уже не смог..

На лице Зугрии Зиннуровны каждое испытание оставило свой отпечаток. Несмотря на невероятную силу духа этой женщины, можно понять, что ей пришлось нелегко, какие трудности легли на её хрупкие плечи тогда. При разговоре с ней, я видела каждую её мимическую морщинку и могла лишь догадываться, как она смогла пройти этот путь и не сломаться.

Легкость, с какой она рассказывала о своей волонтёрской деятельности давала понять, откуда она черпает свои силы. Отдавая – она получает много больше! Не зря Зугрия Зиннуровна много раз повторяет: «Всевышний не возложил бы на меня больше, чем я бы смогла вынести!»

Зугрия Зиннуровна поистине сильная и достойная подражания женщина. Несмотря на те трудности и горести, что несла она на своих хрупких плечах, она не сломалась, а продолжала идти, веря, что Всевышний никогда её не оставит. На её пути встречалось много действительно хороших людей, которые помогали ей, но она помогла ещё большему их числу. И по сей день она продолжает делать своё светлое дело, но уже в качестве волонтёра и представителя Центра Помощи.

 

Айгуль Ахмадишина

Фото 1,2 – личный архив героини

Изображение записи – https://latterdaysaintmag.com/rhyming-through-the-most-poignant-times-of-our-lives/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *