Понедельник, 20 мая, 2024
Актуальное

Пир во время чумы

Режиссер Алексей Красовский снял фильм под названием «Праздник»
(Россия, 2019)
В описании — Блокадный Ленинград. Хотя в фильме имя города и не звучит, но любой русский человек сразу узнает время и место событий. Мне импонирует, что фильм снят в стиле телеспектакля, потому что театр я люблю. Фильм назван “комедией”, но те, кто собирались “от души поржать”, разочаруются, «Праздник» не заставляет смеяться в голос, он чуть сатиричен и спокоен. После всех громких заявлений о «блокадной комедии» вдруг выясняется, что как о Блокаде, так и о комедии авторы «Праздника» благополучно забыли. Вместо этого перед нами разыгрывается пересказ истории семьи Штрумов из гроссмановской «Жизни и судьбы» в духе позднего Алексея Германа — все персонажи отвратительны и где-то на чердаке жаждет вырваться на экран фекальная тема. Как и у Гроссмана, здесь есть ушедший в себя советский учёный среднего возраста, работающий над советским оружием массового поражения (в этот раз, над биологическим), его жена неопределённого рода деятельности, дерзкая дочь и сын. Также этот фильм по жанру напомнил мне “Вишнёвый сад ” А. П. Чехова. Эта пьеса тоже была названа комедией, но потом расстроились те, которые хотели от души посмеяться.
Военное время даёт раскрыть темы куда более острые. Но начать стоит хотя бы с такого. Если бы это был просто фильм про «сытых» и «голодных», то можно было бы сделать это смешно. Но вот так грубо, как у Красовского, понимая, что это Ленинград зимы блокадных лет — нет.
Семейство Вознесенских, глава которого (Ян Цапник) разрабатывает биологическое оружие, а значит, сильно ценится партией. В блокадном Ленинграде, где люди умирают с голода, Вознесенские живут хорошо, имеют спецпаек и кухарку. На празднование Нового года к ним неожиданно приходят «гости»: старшая дочь (Анфиса Черных) приводит жениха (Тимофей Трибунцев),младший сын (Павел Табаков) – девушку Машу, с которой познакомился в бомбоубежище (Анастасия Чистякова). Главной задачей Вознесенских становится необходимость скрыть достаток, притворяясь обычными людьми.
Задумка интересная, некоторые даже видят в ней комментарий к нашей жизни, мол, столько людей живут за чертой бедности, во всем себе отказывают, а чиновники жируют, сами себе повышают зарплаты, имеют огромные банковские счета, их дети учатся за границей и т.д. Победить социальную несправедливость можно только собственным «проникновением» в ряды столь ненавидимой прослойки чиновников.
Мои симпатии были на стороне Маргариты Воскресенской (Алена Бабенко) и ее супруга. Это, действительно, интеллигентные люди, которые в чем-то даже стесняются своего положения, искренне считая, что отказываться от него глупо (и тут я согласна). Чтобы перекос был в другую сторону, и мы справедливо возмутились происходящему, режиссер должен был показать нам все ужасы блокады, но в рамках заданного повествования это невозможно.
И в «Празднике» для меня были важны раскрытие характеров персонажей, их реплики, диалоги, какие-то нюансы и полутона, какие-то парадоксы, вытекающие из слов персонажей. По-моему, абсолютно гениальная находка Красовского — бабушка семейства, которая своим стуком мешает семейству «праздновать». Это одновременно и стук совести и стук от каблуков. И заглушить его не получится.
Здесь нет превратного изображения подлинных исторических лиц, обходится без прямых противоречий дневниковым записям своего времени. Вместо грубого отрицания нашей истории, «Праздник» даёт скромную попытку отвергнуть пафос восхваления красного тоталитаризма, и предложить вместо неё нечто иное.
Предложенный минимализм — образец того, как надо уметь снимать кино, не выбрасывая на ветер миллионы и миллиарды, пряча бездарность за эффектами. Настоящему фильму нужен не бюджет, а авторская идея и талант исполнения. Это пример показа “как было”, а не “как нужно”.
Но я думаю, что фильм этот не про блокаду, он в первую очередь для тех, кто внимательно смотрит и думает про современную жизнь.
Мне фильм запомнится замечательной игрой Алены Бабенко, Яна Цапника и Тимофея Трибунцева (последний, на мой взгляд, своим участием украшает любую картину). Молодой актерский состав переигрывал. Актёры выглядели посредственно на фоне своих старших коллег. Да и Маша не выглядит очень уж изможденной — этой актрисе я не поверила. Зато костюмеры и гримёры постарались — в целом всё в рамках 40-х годов ХХ века.
Если говорить о художественных качествах фильма, то, безусловно, на «Оскара» он не тянет. Мне понравилась игра Алены Бабенко и Яна Цапника, который отошел от своего привычного амплуа. Неплохие интерьерные съемки, жаль только, что нет натуры — так хотелось увидеть, сколько же там, во дворе, снега намело? И ещё забавно было бы взглянуть на их бабушку — мне думается, она не менее харизматичный персонаж, чем герой Тимофея Трибунцева.
Когда «сверху» появляется такой вот запрет на прокат, который все равно ничего не решает, это вызывает интерес современного поколения. Всё запретное – нам интересно. Я считаю, фильм стоит посмотреть, хотя бы потому что, он – не оскорбительная пропаганда, а сюжетно сносное, художественно удачное, умело сыгранное и вызывающее сочувствие произведение.
Автор: Диана Сиразова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *